Новости

«Быть может, и буду жива…»

Клара Русалина из деревни Поджуково Байновского сельсовета ( теперь этой деревни нет) после окончания 7 классов поступила в Сухоложское медицинское училище. В 1942 году была мобилизована на фронт.
На фотографии почти детское лицо, беленькая, с косами. В альбоме два её письма с фронта. Вот одно из них:
Здравствуйте, мои дорогие папа, мама и Тамара!
За последнее время я что-то в особенности часто вспоминаю вас и очень скучаю . Не знаю, чем это объяснить, но я сейчас бы на крыльях к вам улетела. Уже будет скоро год, как я не видела вас. Живу пока ничего, но это только пока, а дальше и не знаю, что будет. Сейчас стоим на одном месте, не движемся, но уже фрицы на Орловско-Курском и Белгородском направлении наступают. Целый день и ночь слышна артканонада оттуда, так что, наверное, и у нас не замедлит. А жива буду или нет, не знаю. Как-никак, а мы стоим километрах в 11-12 от фрицев, так что нас легко достанут и самолёты, и артиллерийский огонь. Но вы не беспокойтесь, быть может, и буду жива, но всё-таки наступление, т. е. борьбы не избежать.
Разобьём фрицев, тогда уже я приеду к вам, только не плачьте и не волнуйтесь. Пока. Целую вас. Ваша дочь Клара.

Спасая раненых при бомбёжке, Клара Русалина получила осколочное ранение в живот. Домой в село Байны пришла похоронка:

«Ваша дочь, сержант Русалина Клара Николаевна, уроженка Свердловской области, в бою за социалистическую Родину, верная воинской присяге, проявив геройство и мужество, была ранена 11. 08.43 года. Умерла от ран 12.08.43 года. Похоронена в д. Бра-Четыревка Кировского района Смоленской области.»

Погибли, спасая с поля боя раненных, Антонина Бубенщикова из села Чернокоровского, Александра Пургина из села Троицкое… У них не осталось ни детей, ни внуков.

Сегодня, уже как свечи, погасли жизни боевых подруг Раисы и Ольги, зенитчиц Первого Украинского фронта. Давно нет на земле кашинских красавиц: зенитчицы Второго Украинского фронта Анны Дворниковой и Нины Шишкиной, шифровальщицы Смерша.
Юлия Андреева Кобелева умерла 12 июня 2001 года. Галина Ивановна Алимпиева-Лоскутова умерла 25 ноября 2004 года. Сажина-Стражевич Анастасия Григорьевна умерла 20 июня 2017 года…
Ушли те, кто в страшные годы военного лихолетья отдал свою молодость Родине.
В городском округе Богданович из всех женщин, участниц Великой Отечественной войны осталось только трое.
Надежда Григорьевна Хлюпина, санитарка Третьего Белорусского фронта, который год не поднимается с постели: за ней трепетно ухаживает её милосердная дочь Анна, сама уже в летах немалых.
В селе Троицком живёт Анна Петровна Никитина-Силаева. Перед войной окончила Сухоложскую двухгодичную школу медицинских сестёр. Работала в госпитале в Камышлове. С августа 1943 года на фронте. Эвакогоспиталь Центрального, позднее Третьего Белорусского фронта. ЭГ № 1707: Калуга, Смоленск, Вильнюс, Кенигсберг.
После победы над фашистской Германией весь личный состав медицинского персонала был переведён в эвакогоспиталь № 1449 и направлен в распоряжение Второго Дальневосточного фронта. Сержант Анна Никитина демобилизовалась 26 января 1946 года.
Вернулась домой и до самой пенсии работала медицинской сестрой в Байновской больнице. В селе Троицком её знают. Ветеран труда Анна Петровна Никитина-Силаева была активной участницей общественной жизни больницы, часто выступала перед школьниками.
В 2022 году ей исполнится 100 лет!

Антонина Хлыстикова, научный сотрудник музея

С материнским благословением

Любовь Колеватова родилась в Кировской области, в глухой деревушке Колеватово. В семье было семеро детей, она – вторая.
Когда началась война, на фронт ушли отец и старший брат. Брат с фронта написал, что скоро будут призывать девушек. Люба была единственная в деревне, кто окончил десятилетку, единственной девушкой, которую призвали защищать Родину.
Мать, собирая Любу в дальнюю дорогу, подала ей мешочек, а в нём два крестика, иконка на картоне, молитва, написанная от руки, серебряная денежка, моток ниток и сухарики в тряпице.
«Храни, доченька, этот мешочек. Пока хранить будешь – будешь жива».
Фронтовыми дорогами от Смоленска до Берлина прошла Любовь Колеватова, связист-телефонист 912 отдельного батальона связи, 207 стрелковой дивизии Первого Белорусского фронта. Вместе с подругами Шурой Машкиной и Аней Гусевой по очереди дежурили на посту в узле связи.
- Шура смелой была, на задания по восстановлению связи первая шла, дважды была ранена. Однажды, ещё в Прибалтике стояли, я была на боевом посту, у коммутатора. Шура Машкина пришла меня сменить. И тут начался ураганный обстрел. У землянки разорвался снаряд, нас накрыло взрывной волной. Шуру ранило осколком в голову и повредило нос. Меня не задело, -вспоминала Любовь Фёдоровна.
- Девушке на войне труднее всех приходилось. Бывало, месяцами не мылись, спали на земле, застеленной плащ-палаткой, в головах – вещмешок, укрывались шинелью. Приходилось преодолевать иногда по 30-40 километров. Не всегда ребята могли помочь нести рацию. Не раз во время боя или, когда под взрывами ползла восстанавливать связь, шептала: «Прощай, мамочка! Прощай, родненькая!».
- Я первая из подруг получила знак «Отличный связист» и награждена была орденом «Красной Звезды», - об этом мне рассказала Любовь Фёдоровна.
Она была дисциплинированной и очень исполнительной радисткой. Её позывной: «Ромашка».
В Богдановиче семья Колеватовых-Ишимбаевых проживает с 1967 года. Любовь Фёдоровна работала в исполкоме, в комиссии по делам несовершеннолетних, потом в детской библиотеке.
В День Победы, после митинга, все собирались за праздничным столом – дети, внуки, гости. В центре – Любовь Фёдоровна в своём парадном костюме: на пиджаке семнадцать правительственных отличий. На видном месте – китель мужа, подполковника медицинской службы.
Поздравление президента она поручала за праздничным столом зачитать мне, только в День Победы распечатывала его.
С почтением, уважением относились дети и взрослые внуки к своей героической и строгой матери и бабушке.
В последние годы жизни она совсем не выходила из квартиры, плохо видела, часто хворала, но сумела написать историю своего боевого пути и фронтовую биографию мужа, командира медико-санитарного батальона, которого встретила на фронте в самом конце войны. Они прожили вместе 46 лет.
А тот намоленный мешочек, полученный из материнских рук, хранила всю жизнь. В нём полуистлевшая иконка и молитва «Живые в помощи», которую уже трудно прочесть, спутанные нитки, сухарики в тряпочке. В мешочке было два крестика, один сломался пополам.
На войне ни разу не была ранена – такова сила материнской молитвы!

«Помните меня!»

Другая участница войны из Кашино - Анна Дворникова. У неё иная биография. Родилась 9 мая 1926 года. Окончила семь классов и работала на свиноферме колхоза «Искра». В шестнадцать лет вступила в комсомол. Весной 1943 года написала заявление и ушла на фронт. Была зачислена в пятый батальон ВНОС – воздушное наблюдение и оповещение связи, разведчиком-наблюдателем. Потом переведена была в зенитно-артиллерийские войска Второго Украинского фронта. Зенитчица. Рядовая.
После войны работала в колхозе, потом на Сухоложском цементном заводе. Ветеран труда Анна Ивановна Дворникова-Буштухина была награждена знаками: «Ударник коммунистического труда», «Победитель социалистического соревнования», «Ударник десятой пятилетки».
Десятая пятилетка эффективности и качества, закончилась в 1980 году. Анна Ивановна через год вышла на заслуженный отдых. Доживала в своей новой однокомнатной квартире. Пока болезни не уложили ветерана, пела в хоре, была весёлой и насмешливой. Когда тяжело заболела, я навещала её несколько раз. У неё было одно, очень страстное желание: «Помните меня!».

Антонина Хлыстикова, научный сотрудник музея

Девушка из Кашино

Нина Шишкина родилась в 1919 году в селе Кашино. Теперь это деревня Кашина в городском округе Богданович. Окончила на станции Богданович среднюю школу, работала на огнеупорном заводе. В 1941 году на территории Сухого Лога и станции Богданович формировалась 167 дивизия.
Дважды Краснознамённая Сумско-Киевская стрелковая дивизия от Воронежа шла к Победе до Праги. И вместе с ней младший лейтенант Нина Шишкина из Кашино. В этой дивизии она служила в отделе контрразведки «Смерш» - «Смерть шпионам» на должности машинистки и секретаря шифровальщика.
Нина Шишкина – Ричняк награждена медалью «За боевые заслуги» и двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, Чехословацкой медалью «Моравская Острава». А Почётным знаком Советского комитета ветеранов войны её наградили за большую патриотическую и воспитательную работу по пропаганде боевых традиций в школах и предприятиях города после войны.
Посмотрите на фотографию Нины Шишкиной, сделанную в Праге, в Победном – 45-м.
Строгое, волевое, благородное лицо. Русская красавица!
Нина Тимофеевна Шишкина-Ричняк не дожила до своего 90-летия всего четыре месяца, и до последних дней жизни была истинным патриотом, человеком с активной жизненной позицией.

Антонина Хлыстикова, научный сотрудник музея

Александра Соболева на войну ушла из Нижнего Тагила, работала секретарём у председателя исполкома. Повестку принесли в воскресенье, она вышивала кофточку. Отложила рукоделие и сказала матери: «Вернусь, тогда и закончу!». Вернулась, вышила свою кофточку и долго носила её после войны.
А служила она на Карельском фронте на аэродроме, оружейником. В 80-е годы ездила туда на встречу фронтовиков. Рассказывала нам, что именно в тех местах снимали фильм «А зори здесь тихие…».
Александра Андреевна рассказала мне и о том, как однажды начальник аэродрома перед строем грозно заявил, обращаясь к мужчинам: «Вот, кто эту девочку тронет, пристрелю!», - и указал на неё.
Я ходила в тот день зарёванная. Накануне меня вызвал к себе старшина и стал приставать, я вырывалась, но он всё-таки поцеловал меня два раза.
Была тогда наивная, ничего не понимающая, решила, что я теперь не чистая, кому я нужна буду. Долго ревела и решила повеситься. Подруга моя меня уговорила этого не делать и доложила начальнику аэродрома.
Александре Андреевне Соболевой военные документы пришлось восстанавливать. Она их сожгла, когда вернулась с фронта.
У неё не было детей: тяжёлой для девушек была служба на аэродроме. Каждая бомба весила около сорока килограммов. Сколько их надо было поднять, снаряжая самолёт в боевой вылет!
Умерла она в больнице, в Байнах. Её родственники туда отправили сразу же после составления завещания.

Антонина Хлыстикова, научный сотрудник музея

Елизавета Чеканова родилась в 1924 году в селе Байны. До войны поступила в Свердловскую медицинскую школу, работала в госпитале. Её фронтовой стаж с августа 1943 года до августа 1947. По многим фронтовым дорогам, вслед за наступающей армией прошла Лиза Чеканова: выхаживала бойцов, ночами стирала бинты потому, что не хватало перевязочных материалов, недосыпала, недоедала.
День Победы Лиза встретила в Восточной Пруссии. Тогда же и полюбила Ваню Шитикова, которого выходила в госпитале. Героического бойца Ивана Шитикова направили в Москву для участия в Параде Победы. Уезжая, Ваня просил её адрес.
«Я адрес не дала, - сокрушалась Елизавета Егоровна, - вспомнила о матери. Вдруг придёт письмо без меня, и мама спросит: «Ты чем там на фронте занималась?»
А потом, когда вернулась в село, я двадцать лет ждала Ваню. Он был из Курска. Прождала и замуж не вышла».
Медсестра Елизавета Чеканова награждена тремя медалями: «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией».
Вернувшись с фронта домой, поступила, ожидая письмо от Вани, работать на почту, в селе Троицкое. Так и проработала там всю жизнь.
За свой труд награждена орденом «Знак Почёта».
Администрация города переселила её из села в новый дом, построенный за городской больницей. Она жила до этого в разрушающемся здании почты. Когда переехала, сотрудники музея по праздникам навещали её. Однажды мы пришли в День российской почты и принесли ей в подарок памятную тарелку, изготовленную в Богдановиче. Она с радостью приняла подарок: на тарелке был изображён архангел Гавриил, покровитель почты.
В Богданович из Троицкого перевезла целый шкаф книг. Её любимое чтение – книги по истории нашего Отечества.
А ещё, вместе с ней жила родственница, инвалид, которая была значительно моложе Елизаветы Егоровны, а сердобольная ветеран Великой Отечественной войны опекала её, ухаживала за ней, хотя сама передвигалась с помощью костылей.

Антонина Хлыстикова, научный сотрудник музея

Раиса Пермикина родилась в селе Тыгиш. Здесь окончила 8 классов.
Ольга Палёных родилась в деревне Покровка в Тюменской области, у неё 4 класса деревенской школы.
Их фронтовые дороги начались летом 1943 года и завершились в августе 1945. Война на всю жизнь соединила их.
Боевые подруги часто вспоминали, как 9 апреля 1944 года их батарея стояла на станции Фастов, что юго-западнее Киева, на охране эшелонов с боевыми припасами, предназначенными для дальнейшего наступления нашей армии. Немцы бомбили станцию и раньше, но в тот день был массовый налёт фашистской авиации.
- Наш заградительный огонь был почти сплошным, но несколько немецких самолетов прорвались и сбросили бомбы на эшелоны.
И что тут началось! Земля встала стеной: сплошной огонь, треск, разрывы, вагонные доски и целые платформы - ¬всё взлетало с грохотом и гулом. В таком аду человеческого голоса не было слышно. Как было страшно! А мы стреляли по немецким самолётам до самого конца из всех наших огневых точек. Такой бой до самой смерти останется в памяти. Женщины рассказывали об этом, дополняя друг друга, вспоминая пережитое.
Фронтовые подруги-зенитчицы встретились неожиданно после войны в Богдановиче, на праздничном митинге в честь дня Победы.
Раиса Фёдоровна Пермикина жила в Тыгише, работала дояркой в колхозе «Родина» и была награждена за свой труд орденом Ленина!
Ольга Трифоновна Палёных жила в городе, на Рокицанской, работала на разных предприятиях.
В музее на встречах они садились всегда рядышком.
И на фронтовой фотографии они вместе, они навеки молодые.

Антонина Хлыстикова, научный сторудник музея