Исследования и находки

Материалы и доклады участников научно – практической конференции

«Пусть ветер времени перелистывает страницы моей души…»,

посвящённой 120-летию со дня рождения Степана Щипачёва.

16.03.2019 г.

1.  Гузь Галина Михайловна,
     ветеран педагогического труда,
     преподаватель русского языка и литературы
     МАОУ "Волковская СОШ".
 
      
"Урал в творчестве Степана Петровича Щипачёва"

  1. I.Малая родина – основа творчества многих русских мастеров слова
Урал. Он лёг в мою строку во всю
длину, размашисто и строго
С.П. Щипачёв

Малая родина… Для многих из нас это не просто слова, это неиссякаемый источник, из которого человек черпает свои силы, силы добра и таланта. Поэтому не зря в творчестве крупнейших русских писателей и поэтов тема малой родины стала одной из главных. О той роли, которую играет малая родина в жизни русского человека, сказал такие простые и до боли проникновенные слова Константин Симонов в стихотворении «Родина»:

Ты вспоминаешь не страну большую,
Какую ты изъездил и узнал,
Ты вспоминаешь родину – такую,
Какой её ты в детстве увидал.
 

С этими строчками перекликаются мысли К.Г. Паустовского, писавшего о том, что если придётся защищать родину, то каждый из нас будет в первую очередь защищать тот уголок земли, где до сих пор хранятся следы детства: следы босых ног на песке у речки, в которой купался, на лесной тропинке, ведущей в сельскую школу, на росистых лугах, где пас лошадей.

Если мы откроем книги А.Т. Твардовского, М.М. Пришвина, В.Г. Распутина, Н.М. Рубцова, Ф.А. Абрамова и прочитаем строки, посвящённые малой родине, то поймём, как глубоко творческими корнями уходит мастерство этих талантливых певцов земли русской в самую суть её.

Именно в ней нашло свои корни творчество нашего земляка, поэта С.П. Щипачёва. Степана Петровича «неодолимо манили Уральские горы, манили не только воспоминаниями о далёком детстве, манили возможностью увидеть, как изменился милый сердцу рабочий край, а с ним и люди. Урал – тема многих его стихов».[3]

  1. II. «Урал. Он лёг в мою строку во всю длину, размашисто и строго».
  2. 1.Уральская тема – сквозная всего творчества поэта

Именно уральская тема присутствовала в творчестве Степана Петровича на протяжении всей его творческой биографии. Литературовед, профессор Л.П. Быков так написал об этом: «Пышма, Курьи, Сухой Лог, Богданович, Ильинское – дорогие с детства названия родных мест и окрестностей постоянно встречаются в книгах Щипачёва». [5]

Можно сказать, что тема Урала была сквозной в его творчестве. Заглянем в 1927 год. Степан Петрович пишет:

Иду, приветствуя леса,
а на хлеба с тропинки гляну –
от недоспелого овса
струится холодок стеклянный.
 

Читаешь эти строки и видишь родной сельский пейзаж, который так дорог был поэту, дорог и нам, живущим в местах, согретых любовью поэта.

Если бы необходимо было составить хронологию творчества Степана Щипачёва, то можно бы было заметить одну главную особенность её: стихи о малой родине как бы пронизывают его творчество, связывают его в единое целое, где малая родина и Отечество слились воедино. Последние строчки поэта также были посвящены родному краю:

Ты не будешь, моя тайга,
пассажирам казаться дикою,
угощая из туеска
то брусникою, то черникою.
 
  1. 2.Адресность стихов

Может быть, потому, что Степан Петрович не только хранил в памяти картины родных мест, но и часто бывал на Урале, посещал многие города, рабочие посёлки, сёла, промышленные предприятия, его стихи имеют своего конкретного адресата. Это и речка Полднёвка, которая «бежит с полдневной стороны…». Автор верит, знает, что она «… хоть каплей да пробилась… в океан седой». Так и его поэзия пополнила океан русской литературы.

Это и стихотворение «В Щипачах», в нём автор пишет о боли расставания с родными местами, о радости встречи со своим прошлым:

Ильинское – справа, да Чорданцы слева…
Иду, и глаза затуманила грусть.
Погодки, ровесники, где вы, где вы?
Зову, но многих ли дозовусь!
 

Или в стихотворении «Старые названия» поэт с душевной теплотой пишет о дорогих его сердцу местах, которые носят такие яркие названия:

Пусть просыпаюсь не я спозаранку,
в летних заботах горячей поры,
знаю деревню Зырянку,
знаю деревню Бобры,
знаю село Травяное,
Там в травяных местах,
где в комарином зное –
пчёлы тяжёлые на цветах.
 

Есть у поэта и стихотворение, посвящённое Белоярской атомной, в нём сливается гордость и за родной Урал, и за трудолюбивый уральский народ.

Большую роль в жизни поэта, в его становлении как личности сыграл уездный Камышлов. Поэтому не зря, наверное, находишь в его сборниках стихи с именем этого города. Поэт вспоминал:

Чтоб тратил я долгую жизнь не напрасно,
Держаться в сторонке не норовил,
Тот город меня под знаменем красным
В дорогу нелёгкую благословил.
 

Творческие пути приводили С.П. Щипачёва и в город Первоуральск, где поэт побывал на Новотрубном заводе, и в город Невьянск, славящийся своей чудо-башней. Ей, пишет поэт, «… окаменевшей легендой жить на уральской земле».

  1. 3.Природа – поэтический родник

Немалое место в творчестве Степана Петровича занимает тема природы. Это не столько природа вообще, а природа именно Урала. Лев Сорокин вспоминал, что часто при поездках по Уралу поэт, глядя на убегающие за окном машины перелески, неожиданно обрывал нить разговора и долго молчал. «Такое внезапное молчание, которое потом продолжалось часами, возникало часто, - говорит Сорокин, -я наблюдал, как часами он стоял на скалистом берегу реки Пышмы, глядя на дымы Сухого Лога, как он спускался вниз и подолгу глядел на могучие скалы, отвесно уходящие в небо. Природа завораживала его» [4]

Часто, в трудное для себя время, С.П. Щипачёв вдруг видел в природе что-то такое, дающее ему силы не сломаться, не отступить от своих идеалов, от своих жизненных принципов. И тогда восприятие им природы наполнялось высоким философским смыслом. Особенно характерным в этом отношении является стихотворение «Берёзка»:

Но, тонкую, её ломая,
Из силы выбьются… Она,
видать, характером прямая,
кому-то третьему верна.
 

Читаешь стихотворение, а перед тобой не берёзка, а человек, не сломленная ничем личность.

А человек, по мнению поэта, может стать настоящей творческой личностью только тогда, когда в раннем детстве он душой соединился с природой. Ну а С.П. Щипачёв хорошо помнил себя мальчишкой, живущим в деревне, в лесном краю, впитавшим себя синь зауральского неба. В связи с этим, вероятно, поэт в своём стихотворении «В защиту тишины» восклицает:

Я славил и славлю век машинный,
и праздники наши, и гром рупоров,
но славил и славлю крик петушиный
и мудрое мычание коров.
 
  1. 4.Неброскость, скромность произведений об Урале

Прежде всего, произведения С.П. Щипачёва об Урале привлекают не вычурностью, не замысловатостью слога, а простотой и скромностью, которая отличала и отличает природу нашего края, наш народ и самого поэта. Да и сдержанность – это особенность людей с богатым и глубоким духовным миром. Эти люди не кричат о своей исключительности, а поэты и писатели не стараются создать из своих произведений культ поклонения. Они просто пишут потому, что не могут не писать. А поэтическим кредо С.П. Щипачёва можно назвать следующие строки:

Порой мне кажется: тихи
в наш громкий век мои стихи.
Но были б громче - вдвое, втрое -
перекричишь ли грохот строек?
Пускай иным не угодишь,
во мне уверенность все та же:
кричать не надо, если даже
ты с целым миром говоришь.
 

Взяв любое стихотворение поэта, будь то о природе, о делах уральцев или его детстве, можно увидеть очень простую и скромную картину, созданную воспоминанием и воображением мастера. Например, это тропинки детства, которые вывели поэта на большую дорогу творчества. Они, эти тропинки, до сих пор живут в душе каждого, любящего поэзию С.П. Щипачёва.

Тёплую, красную от заката
помню я землю за нашей избой
с еле заметной, немножко покатой,
в красный закат уходящей тропой.
Этой тропинки ступнями касаясь,
делал я первые в жизни шаги.
Рядом ступала сестрёнка босая,
не выпуская моей руки, -
 

так писал поэт об одной из многочисленных тропинок, протоптанных им на уральской земле. И как будто нет ничего особенного в этой тропинке, и само стихотворение, вероятно, не задержит внимание сегодняшнего придирчивого «любителя» поэзии. Но стоит только вдуматься в эти строки, как почувствуешь огромную любовь поэта к своей такой немудрёной родной земле под синим уральским небом, как затронет струну твоей души эта, на первый взгляд, такая простая, незамысловатая поэзия.

  1. 5.Повесть «Берёзовый сок» - особая страница в творчестве Степана Щипачёва.

Особое место в творчестве С.П. Щипачёва занимает автобиографическая повесть «Берёзовый сок», опубликованная впервые в 1956 году в первом номере журнала «Новый мир».

Особое место она занимает, прежде всего, потому, что это прозаическое произведение, но оно, как всё щипачёвское творчество, проникнуто духом поэзии, уже само название говорит об этом.

С другой стороны, «Берёзовый сок» - это художественное описание детства поэта, формирования его духовного мира, становления его как личности. А место, где родился С.П. Щипачёв, было особое: «Деревня наша Щипачи была большая, дворов на триста… Через нашу деревню протекают две речки: Калиновка и Полднёвка. Калиновка была река труженица. День и ночь вертела она жернова на деревенских мельницах. Другая речка, Полднёвка, помельче Калиновки, и мельниц на ней не было. Она славилась… другим: вкусом воды; по всей деревне воду для самовара носили только с Полднёвки…».[10]

На страницах повести мы находим топонимические приметы родной земли поэта и того времени. Профессор Л. Быков так пишет об этом: «Мальчик вырос, стал известным поэтом… И в каждом сборнике Степана Щипачёва обязательно были страницы, посвящённые родным уральским местам». [5]

Топонимические приметы произведения разнообразны: от местных, деревенских, как, например, Верх, Низ, Зарека, до уездных: Волково, Щипачи, Бобры, Чорданский лес, гора Воссиянская, Серебряная Елань, Травяное, Филатовское. Но присутствуют в повести и губернские места: Куделька, Камышлов.

Населена повесть и героями, сыгравшими в жизни мальчика, подростка определённую роль. И это не удивительно, ведь повесть – художественное описание реальной жизни автора и земляков.

Среди этих героев и самые близкие люди, определяющие круг его семьи: родители, брат Павел, сестрёнки и бабушка.

Встречаем мы и тех, с кем дружил тогда ещё совсем юный Степанко. Это и Санька Заложнов, и Тимка, Балая сын, и быстроглазый разговорчивый Серёга.

Образно нарисовано в повести взрослое население родной деревни. Ярок их внешний вид. Вот, например, Митрий Заложнов, силач, красавец и гуляка, «который мог из озорства подлезть под брюхо смирной лошади и поднять её на себе» [10]

Или «Митрий Степанович Озорнин, по прозвищу Мосёнок, жил на краю Зареки. Был он невысокого роста, коренастый, с округлыми широкими плечами…, за непокорство старосте и уряднику не раз сиживал в каталажке. Людям казался немножко странным, с причудами». [10]

Но особенно поэтично нарисован образ бабушки Степана Петровича. Читаешь строки, посвящённые ей, и вспоминаешь бабушку Алёши Пешкова. Так близки и поэтичны их образы: «… бабушку я любил и скучал по ней. Да и можно ли было её не любить: была она ласковая, разговорчивая и всегда про что-нибудь рассказывала, чаще всего про старину». [10]

Как и Акулина Ивановна в повести А.М. Горького, так и бабушка поэта владела ярким народным языком. Запомнилась Степанку её побаска про речку Полднёвку: «Потерял месяц над поскотиной серебряный поясок, наклонился под утро, хотел поднять, а поясок-то на травяной земле речкой обернулся. Вот месяц с той поры и похаживает над поскотиной и посматривает вниз, не стала ли речка снова пояском. Да где там: у земли-то побольше силы, чем у месяца. Ведь это она велела пояску речкой стать». [10]

Удивительным образом небольшая по объёму повесть С.П. Щипачёва «Берёзовый сок» сумела так много рассказать о судьбе мальчика, который со временем станет одним из известнейших уральских поэтов.

А вот какую оценку этому произведению дала А.М. Хлыстикова, директор литературного музея С.П. Щипачёва: «Для современного юного читателя эта книга станет подлинным открытием ушедшей жизни. Повесть нашего земляка о своём детстве – это не только уникальный документ об истории и культуре края, но и сыновнее признание в любви к малой родине, Уралу, самобытного писателя и талантливого поэта Степана Петровича Щапачёва». [7]

  1. 6.Духовное единение поэта с уральской землёй.

Об огромной духовной связи поэта с Уралом говорил не только он сам в своём творчестве, вспоминали и его современники, которым посчастливилось видеть С.П. Щипачёва, говорить с ним. В.К. Климов писал в своей книге «Богданович»: «Истоки его поэтического таланта – на нашей земле, и тема малой родины – трепетная страница поэзии Щипачёва». [2]

А Михаил Иванович Ситников, наш земляк, так вспоминал о поэте: «Любовь к отчему краю у Степана Петровича безгранична. Он не был Фомой, не помнящим родства. Во время поездок на родину старался встретиться с людьми самыми разными: с рабочими и пионерами, колхозниками, партийным и советским активом. Через эти встречи он узнавал настроение земляков, их думы и чаяния, черпал материал для своего творчества». [6]

Степан Петрович живо интересовался всем тем, что происходило на его родине. В.Н. Щипачёва, жена поэта, вспоминала, что очень часто в их доме раздавались звонки, и после этих звонков Степан Петрович как будто бы молодел. И она понимала, что это был звонок с далёкого Урала, до боли близкого поэту. Несмотря на занятость, а впоследствии и нездоровье, Степан Петрович находил время встретиться с земляками, побывать на родине. После таких поездок рождались произведения, которые были видимым воплощением духовной связи поэта с Уралом.

  1. III.Живая память земляков о С.П. Щипачёве.

Уйдя из жизни, С.П. Щипачёв продолжает жить в сердцах и памяти земляков, потому что он заслужил это своей ответственной гражданской позицией и творчеством.

Л.П. Быков так пишет об этом: «Земляки поэта хранят о нём благодарную память. В 1994 году в городе Богдановиче открылся литературный музей, который носит имя Степана Щипачёва. Оригинальная и богатая материалами экспозиция с мемориальной комнатой поэта и творческий энтузиазм основателей музея позволили ему стать уникальным центром, притягивающим к себе всех интересующихся поэзией жителей города. Эта своеобразная литературная гостиная за годы стала местом интересных встреч и обсуждений, поэтических турниров, выставок, презентаций. Отрадно, что по инициативе работников музея было переиздано несколько книг поэта, имевшего право написать о себе и родном крае:

Урал. Он лёг в мою строку
Во всю длину, размашисто и строго». [5]

 

 

2. Рявкина Ольга Владиславовна,
    преподаватель русского языка и литературы
    МАОУ "Волковская СОШ".
 
Неформальный подход к неформальному образованию:
роль наследия Степана Щипачёва в формировании мировоззрения подрастающего поколения.

 

В настоящее время во всех развитых странах мира на уровне государственной политики достигнуто признание того, что знания становятся основой развития общества, что необходимым средством социально-экономического прогресса в XXI веке является трансформация человечества в общество «пожизненного обучения». Положение «от обучения на всю жизнь к обучению через всю жизнь» может служить лозунгом совокупной системы образования и наиболее полно отражает потенциал и задачи неформального образования, которое, в свою очередь, должно стать одним из механизмов реализации концепции образования на протяжении жизни. «Был сделан вывод, что официальные системы образования слишком медленно адаптируются к социально-экономическим изменениям, их развитие сдерживает не только собственный консерватизм, но и инерция самих обществ. Именно с этой отправной точки стратеги и экономисты Всемирного банка стали делать различие между информальным, неформальным и формальным образованием». [1]

К неформальному образованию относится любая организованная учебная деятельность за пределами установленной формальной системы образования. «Это может быть отдельная деятельность или значительная часть более широкой деятельности, призванная удовлетворять образовательные потребности субъектов обучения, что и является целью данного вида образования». [2, с.158]

Неформальное образование в большей степени личностно ориентировано, является более гибким и способствует формированию необходимых компетенций обучающихся. Субъекты неформального образования в большей степени замотивированы на освоение учебного материала, яснее осознают цели своего образования, свободнее в способах освоения учебного материала. Такой вид деятельности содействует расширению кругозора, приобретению знаний и умений в области любительских занятий и увлечений, необходимых в быту, в сфере межличностного общения, для компетентного участия в различных видах социально значимой деятельности.»[3]

При этом следует отметить, что неформальное образование в школах - явление для нашей страны относительно новое. Тем не менее, существуют пути, позволяющие его реализовывать в рамках современной образовательной системы. «Активная работа в этом направлении не только повысит эффективность обучения и воспитания школьников, но и откроет новые возможности для формального обучения благодаря апробации инновационных технологий и методов работы с детьми». [4]

Изменения, происходящие в социальной жизни нашей страны, перемены в области просвещения делают особенно актуальными проблемы духовности, морали, этики. Федеральный государственный образовательный стандарт второго поколения (ФГОС) – новый этап модернизации российского образования – выдвигает новые требования. Ребёнок должен уметь свободно пользоваться знаниями, самостоятельно их находить, применять в жизни. Для педагога важно не просто передать знания школьнику, а научить его овладевать новыми знаниями, новыми видами деятельности.

Иначе говоря, в современном обществе роль и смысл образования меняются. Теперь это не просто усвоение знаний, а побуждение к развитию способностей и ценностных установок личности учащегося. Главной целью образования становится воспитание личности ученика.

В воспитании человека немаловажная роль принадлежит литературе. Этот учебный предмет подводит обучающихся к более глубокому осмыслению окружающей их жизни, со сложностью человеческих отношений к ней, к более глубокому пониманию себя. Постижение обучающимися через литературу духовного мира других людей, человека, освоение накопленных человечеством эстетических ценностей, заключенных в литературе, ведет к обогащению их собственного духовного мира. Компонентами духовного обогащения являются: уровень личностного освоения обучающимися художественного потенциала произведения, характер эстетических суждений, уровень речевого развития, сформированность читательских умений, Поэтому влияние литературы в целом, и чтения, в частности, на формирование личности школьника является неоспоримым фактом.

Чтобы идти в ногу со временем, чтобы знания учеников соответствовали современным требованиям образования, учитель умело сочетает традиционные и нестандартные формы обучения, осваивает современные образовательные технологии. При этом применение новых и эффективных средств обучения осуществляется не только на уроках литературы, но и во внеурочной деятельности по предмету.

В проекте «Стратегии развития молодежи Российской Федерации на период до 2025 года» неформальное образование определяется как получение знаний, умений и навыков для формирования мировоззрения и развития компетенций личности, которое происходит вне официальной системы образования.[5]  

Работая в системе образования, трудно представить себя вне этой системы, но использовать в обучении и воспитании неформальный подход вполне приемлемо. Поскольку данный подход основан на интересе ученика и его желании в полной мере проявить свою индивидуальность, развивать умения выразительно читать наизусть, самостоятельно подходить к анализу текстов, выполнять творческие работы на разные темы, выявлять и развивать в себе актёрские способности. Все методы неформального обучения основаны на принципах обучения через опыт, обучения через взаимодействие, через обучение делом, через обучение обучаться. Современная школа может выбирать различные формы неформального обучения и, опираясь на его принципы, подбирать, в зависимости от цели обучения эффективные методики. Существует множество методов неформального образования и выбор того или иного метода зависит от целей и формы обучения, в частности в процессе внеурочной деятельности активно применяются проектные и игровые технологии.

Один из самых сложных, с точки зрения технологии, способов достижения цели и получении готового результата – это метод проектов. Однако использование данного метода актуально для современной школы, так как он позволяет участникам процесса обучения рассмотреть определенную проблему с разных точек зрения, развить стратегическое мышление, научиться предвидеть кризисные аспекты в достижении цели, работать с имеющимися ресурсами. Следует отметить, что данный метод эффективен только при неоднократном его применении в процессе обучения. Систематичный разбор структуры и рефлексия помогают усовершенствовать готовый конечный результат и осознать всю технологию достижения цели.

Реализацию творческого, игрового или информационного проекта по литературе можно осуществить в форме литературной гостиной. Цель литературной гостиной - развитие творческой деятельности и способностей обучающихся, познавательных потребностей, интереса к изучаемой дисциплине, нравственных ценностей, развитие эстетического вкуса. Задача литературной гостиной - помочь обучающимся воспринимать образную речь, развивать навыки самостоятельного анализа и оценки художественной речи, подготовки сообщений по различным источникам. Школьники получают новые, дополнительные сведения и знания по литературе, в ходе мероприятий ученики в достаточной мере раскрывают свои творческие способности. Гостиная рождает традиции, создает творческую атмосферу и тем вернее выполняет свою литературно-образовательную и литературно-развивающую задачу.

Как уже отмечалось, деятельность в литературной гостиной реализуется через проекты: самостоятельное написание сценариев для литературных праздников и вечеров, работа в творческих группах, участие в театральных инсценировках, самостоятельное создание «своей» роли, сбор информации о писателе, его жизни и творчестве, её анализ и обобщение фактов.

Проведение внеурочных мероприятий в форме литературной гостиной позволяет достичь высокого эстетического, эмоционально-воздействующего уровня мероприятия, помогает обучающимся усваивать неповторимые черты личности поэта, его характер, способности увлекаться, любить, воспевать человека и Родину. «Учитель по природе своей деятельности творец, имея дело с разными людьми, разным составом группы, он всегда в известной мере импровизирует.»[6] Литературная гостиная как форма проведения урока или занятия помогает импровизировать не только учителю, но и обучающемуся, что способствует эстетическому воспитанию молодежи в целом.

В 2019 году исполнилось 120 лет со дня рождения Степана Петровича Щипачева. Поэт прожил по-настоящему большую, напряженную, богатую событиями жизнь. А его поэзия, по словам Андрея Вознесенского, «… была незабудкой в петличке сурового времени». К празднованию этой знаменательной даты в МАОУ «Волковская СОШ» была подготовлена литературно-музыкальная композиция «Я душу кладу на ладони», посвящённая творчеству Степана Щипачёва в форме встречи в литературной гостиной. Для того чтобы встреча прошла интересно, требовалась  немалая подготовительная работа: изучение творчества поэта, подбор наиболее интересного материала, составление сценария. Обучающиеся с увлечением отбирали материал, изучали биографию поэта, учили стихотворения наизусть, помогали составить сценарий мероприятия.

Лирика С. П. Щипачёва – это лирика вечных общечеловеческих тем, вобравшая в себя и его собственную биографию, и биографию его поколения. Она пережила огромную популярность и всеобщую любовь читателей, и по сей день несет в себе красоту и гармонию. Безусловно, приобщение к творчеству поэта-земляка играет особую роль в формировании мировоззрения подрастающего поколения.

Знакомство с жизнью поэта и его творчеством имеет большое значение, которое заключается в расширении знаний о родных местах, привитии обучающимся любви и уважения к истории культуры родного края, осознании тесной связи литературы с жизнью.   Обучающиеся имеют возможность приобщиться к неисчерпаемому поэтическому источнику, что способствует расширению литературного кругозора, повышению интереса к художественной литературе, формированию читательских потребностей и умений. Постижение глубины мыслей и чувств поэта способствует становлению гражданственности обучающихся, их нравственно-эстетическому воспитанию, формированию патриотических убеждений, активной жизненной позиции гражданина.

Обучающимся 5 – 6 классов очень нравится играть на уроках. Но важно понимать и то, что игры не только доставляют удовольствие, но и позволяют научиться чему-то новому. И мы с шестиклассниками решили создать литературную игру для себя, а потом провести её для пятиклассников. Название взяли общее «По страницам прочитанных книг», но в ходе работы долго выбирали материал и пришли к выводу, что обязательно должны знать биографию С.П. Щипачёва, прочитать его автобиографическую повесть «Берёзовый сок» и составить интересную и поучительную игру по литературе именно на этом материале.

Степан Щипачев - наш земляк. В его книге описаны места знакомые с детства. Прочитав книгу, мы совершили «путешествие» по малой родине писателя и увидели привычные окрестности через литературный взгляд писателя.

«Воспитание любви к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речи – задача первостепенной важности, и нет необходимости это доказывать, - утверждает крупнейший ученый и защитник русской культуры Д.С. Лихачев и одновременно задаёт вопрос: - Но как воспитать эту любовь?» [7]

Думаю, что знакомство с творчеством поэта-земляка будет способствовать воспитанию чувства любви к Родине, окружающей природе, трепетного отношения к родным местам и близким людям. Наследие С.П. Щипачёва – одно из ярких, глубоко волнующих явлений местной поэзии, наполненной любовью к людям, к неброской красоте родной земли, проникнутой добротой и искренностью. Его творчество  пробуждает в нас лучшие человеческие чувства, в том числе и чувство гордости, ведь мы живём на благодатной земле, взрастившей замечательного поэта.

Итак, были определены задачи проекта: продумать форму, составить задания и оформить игру.    К сожалению, мы не смогли уложиться в намеченные сроки: шестиклассники ещё не очень хорошо владеют компьютером, не всегда самостоятельны и организованны. Кроме того, оказалось, что   придумать хороший вопрос очень трудно, приходилось неоднократно обращаться к прочитанному тексту, чтобы вопросы были интересными, правильными и точными. Каждый формулировал вопросы, потом обсуждали и выбирали лучшие. В результате работы над проектом получилась игра - «Внимательный читатель» (по страницам повести «Берёзовый сок»), предназначенная для учеников 5-7 классов. У нас получилось четыре темы: «Биография», «Герои повести», «Топонимика», «Диалекты», в каждой теме по 5 вопросов. Когда будут найдены ответы на все вопросы, игровое поле закроется картинкой (обложка книги).                 Играют 2 команды. Чтобы был момент соревновательности, на игровом поле указаны цифры от 1 до 5, которые складываются, и к концу игры по количеству набранных баллов определяется победитель.

Так через игру, обучающиеся знакомятся с биографией писателя, удивляясь тому, как в своем завтрашнем дне простой уральский паренек стал известным поэтом. Они знают, что в Щипачах установлен памятный камень, как дань уважения к своему известному земляку. А повесть «Березовый сок» остается свидетельством того, что существовала когда-то на слиянии речек Калиновки и Полдневки небольшая деревенька – родина С.П. Щипачёва.

Участие в проектной деятельности имеет практическую направленность и способствует воспитанию самостоятельности и творческого подхода к делу. Выполнение заданий по сбору литературных и краеведческих материалов, содействие сохранению памятников культуры, активное участие в пропаганде литературного наследия воспитывают у школьников сознание общественной значимости проводимой ими работы. Посещение мест, воспетых поэтом в его произведениях, вызывает иное восприятие красоты окружающей природы, уклада жизни, истории отчего края.

Полагаю, что организация внеурочной деятельности по предмету, в частности по литературе, посредством проектных технологий является одним из способов вернуть детям интерес к книге, к чтению и даже восполнить пробелы в знаниях по литературе, а также средством интеграции формального и неформального образования в образовательном учреждении. В рамках проектов ведется и образовательная, и воспитательная работа, так как проектная деятельность позволяет совмещать в себе самые непредсказуемые виды учебной деятельности. Ни одна образовательная программа не может себе позволить таких сочетаний и изменений, какие возможно допустить в реализации проектов. Еще одним важным аспектом проектной деятельности является ее современность, любой проект направлен на улучшение той ситуации, проблемы или потребности, которая существует именно сейчас.

Воспитание ценностного отношения к литературе, развитие устойчивого интереса к чтению –  те задачи, которые мы реализуем на основе игровой и проектной деятельности, требующей особого времени и особого настроя. При вовлечении обучающихся в процесс организации проектной деятельности, соблюдаются основные принципы неформального образования, и как следствие повышается эффективность образовательной деятельности. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что проектная деятельность является оптимальной и современной формой интеграции формального и неформального образования, носит воспитательный и образовательный характер, позволяет без лишних временных и материальных затрат добиться результатов поставленной цели.

Программой неформального образования может быть организация деятельности по литературному краеведению, включающей в себя материал, не содержащийся в базовых программах. С одной стороны, такая программа позволит расширить, углубить знания учащихся по литературе, познакомить с новыми фактами из жизни и творчества поэта, формировать навыки исследовательской деятельности. С другой стороны, будет способствовать интеллектуальному, творческому, эмоциональному развитию школьников, формированию чувства ответственности за памятные места нашего Отечества, гражданского сознания, чувства патриотизма, любви и уважения к литературе и ценностям отечественной культуры.

В зависимости от содержания формы занятий могут быть следующими:

-       экспедиционная / экскурсионная (посещение/изучение литературно-краеведческих объектов, сбор материалов);

-       учебно-исследовательская (изучение и классификация собранных материалов, подготовка докладов , исследовательских работ);

-       литературно-творческая (дневники, сочинения, проведение тематических вечеров, викторин, игр);

-       оформительская (оформление выставки, создание наглядных материалов);

Одним словом, инновации дают нам динамику мысли и открывают (при разумном отношении к ним) динамику жизни. Потребность новизны и потребность самообновления – это «механизм культуры», это «закон её существования».[8, с. 501] Но и такая её функция, как «память», всегда придавала ей некоторую упорядоченность и стабильность.

 

3. Хомушку Инна Юрьевна,
    заведующая отделом краеведческой литературы
    ЦГБ им. Н.К. Крупской, г. Кызыл.
 

Два Степана: две судьбы и два народа

 

         Приглашение на участие в конференции, полученное из литературного музея С. Щипачева, стало приятной неожиданностью для коллектива Центральной городской библиотеки им. Н. Крупской. Это стало возможным благодаря одной викторине, размещенной на сайте нашей Централизованной библиотечной системы.

В начале ноября 2018 года в рамках 110-летнего юбилея народного писателя Тувы Степана Агбановича Сарыг-оола на сайте МБУК г. Кызыла «ЦБС» http://biblioteka17.ru/ была размещена викторина о его жизни и творчестве. Несколько вопросов викторины были связаны с известным советским поэтом и вашим земляком Степаном Петровичем Щипачёвым.

Имя Степана Сарыг-оола вписано в историю тувинской литературы как одного из её основоположников. Жизнь писателя была наполнена разными событиями, интересными и знаменательными встречами с крупными и известными советскими писателями, которых он вспоминал теплыми словами, посвящал им стихи, знакомил тувинских читателей с их творчеством. В ряду его друзей, старших коллег и признанных мастеров художественного слова есть один человек, благодаря которому начинающий молодой писатель Степан Сарыг-оол (до смены имени – Сарыг-оол Тюлюш) сменил свое родовое имя на русское – Степан. Это Степан Петрович Щипачёв, советский поэт, фронтовик и военный журналист, посетивший Туву в конце 1942 года.

Знакомясь с биографией двух поэтов, ловлю себя на мысли о том, что у них схожее тяжелое детство. В детстве каждый из них потерял одного из родителей (Щипачев - отца, у Сарыг-оола - мать), с малолетства батрачили у дальних родственников и чужих людей, лишенные ласки, тепла и защиты родных.

Выжить в таких условиях Сарыг-оолу помогли прирождённые любознательность, оптимизм и юмор, а Щипачёву – настойчивость и упорство.

Если любовь к стихам у Степана Щипачёва появилась во время краткого обучения в церковноприходской школе [3, С. 720], то Сарыг-оол приобщился к поэзии намного позже. Однако с детства он отличался умением рифмовать строки в песнях, сочинять насмешливые частушки про парней, за что периодически «влетало от обиженных»*. Из воспоминаний Степана Сарыг-оола о детстве и отрочестве: я «…любил слушать сказки, разные присловия и поговорки. Ими в изобилии владела моя бабушка, да и дядя знавал многое. Запоминать услышанное я стал, наверное, одновременно с усвоением своего родного языка…» [6, С. 19].

Вот что о Сарыг-ооле пишет известный и уважаемый в Туве литературовед Мария Андреевна Хадаханэ: «В 1934 году, когда Сарыг-оол был назначен редактором молодёжной газеты, появилось в печати первое его стихотворение «Свобода и власть в наших руках». Всё было первозданным в тогдашней Туве – и только что рождённая письменность, и первые учебники и газеты на своём языке. Да и сам редактор, доселе знавший русский и монгольский языки, только что познакомился с родным, тувинским письмом! Как тут было не заговорить стихами! С тех давних пор жизнь Сарыг-оола устремилась в одно русло – литературное» [5, С. 169].

Революционные события в России (1917 год) и в Туве (1921 год) захватили молодых людей. Но если бы не эти события, создавшие условия для расцвета народных талантов, мы бы не знали творчества своих известных земляков, не имели бы возможности вот так общаться и изучать свою культуру.

Дальше в биографии наших героев возникает Москва, где они проходят обучение: Щипачёв в Высшей военно-педагогической школе (1921-1922), а Сарыг-оол – в кузнице национальной культурной элиты тех лет – Коммунистическом университете трудящихся Востока (1930-1934).

Вместе с другими писателями С. Сарыг-оол много внимания уделяет переводам на тувинский язык произведений русских, советских и зарубежных писателей, чем способствовал укреплению дружбы народов, распространению культурных ценностей [4, С. 265]. 

В 1942 году создаётся Отделение писателей Тувы [1, С. 49-50]. И для оказания помощи молодой писательской организации по заданию А. Фадеева в ТНР приезжает советский поэт-фронтовик Степан Щипачев.

Интересные воспоминания Сарыг-оола о той встрече описаны в книге лирических очерков «Воспоминания о друге» супруги писателя Марии Черноусовой-Сарыг-оол: «Это было в лютую стужу зимы 1942 года, когда произошла первая наша встреча в Кызыле, он [С. Щипачёв] был стройный, подтянутый, в военной форме с тремя шпалами, только что с фронта. Все наши писатели собрались в редакции газеты «Тувинская правда». Щипачёву там же была отведена комната для проживания. С первых же минут Степан Петрович взял «в плен» всех своим тёплым, дружески простым обращением. К концу беседы мы почувствовали к нему такое расположение, что предложили перебраться в наш писательский дом, он охотно согласился. А мы обрели радость общения по вечерам, когда все возвращались с работы…».

Дальше Сарыг-оол вспоминает, как Щипачёв поразил всех необычной манерой «писать» стихи. В один из вечеров во время дружеской беседы Степан Петрович торопливо удаляется в другую комнату, чтобы поработать. Свет в той комнате потух и писатели, решив, что он устал, заговорили тише. Спустя час из комнаты выходит оживлённый и радостный гость, и предлагает послушать только что созданные стихи.

Прощальный вечер с Щипачёвым был оживлённым. Сарыг-оол обратил внимание на его ласковые и лучистые глаза, когда поэт читал стихи «Тувинским друзьям». Набравшись храбрости, Степан Агбанович прочёл заранее написанные для него стихи «Соловей» [2, С. 26-27]. В этот вечер и состоялся дар Степана Петровича, после которого тувинский поэт вместо родового имени Тюлюш с гордостью стал носить имя большого друга-поэта – Степан [Там же, С. 27].

С тех пор и до конца жизни Щипачёва писатели обменивались сборниками стихов, встречались на пленумах и съездах писателей, переписывались и дружили семьями. Не забывали юбилейные даты друг друга, всегда присылали поздравления. Степан Сарыг-оол успел поздравить друга с 80-летием.

В домашней библиотеке народного писателя Тувы Степана Агбановича Сарыг-оола было немало книг с автографами друзей и коллег. Каждая из них при жизни писателя рождала воспоминания. Среди множества книг есть книги далёкого, но близкого друга с фотографиями – с одной он смотрит молодыми глазами, но с чуть заиндевевшими висками, а на другой – белый разреженный пушок обрамляет утомленное жизнью и большими годами лицо. В кармашек последнего сборника была вложена пластинка с голосом Щипачёва, читающего свои стихи [6, С. 69].

Для читателей в фондах наших библиотек доступны поэтические сборники со стихами из тувинского цикла С.П. Щипачёва, изданные Тувинским книжным издательством.

В 2018 году к 110-летию С. Сарыг-оола в Национальном музее имени Алдан-Маадыр Республики Тыва действовала экспозиция, оформленная в виде кабинета писателя. На выставке представлены книги из личной библиотеки, вещи и рукописи. В числе экспонатов были и книги с автографами писателей, в том числе и книги Щипачева. Так через творчество и юбилейные даты Степана Сарыг-оола тувинский читатель знакомится с его старшим братом и другом Степаном Щипачёвым.

 

Литературные взаимосвязи писателей Тувы с С.П. Щипачёвым

 

 Для небольшого народа, не имевшего до XX века своей письменности и существовавшего под многовековым китайско-маньчжурским гнетом, революционные события 1921 года стали началом формирования государственного суверенитета и самоидентичности тувинцев как народности. Молодое государство Тувинская Народная Республика (1921-1944, с октября 1944 года вошла в состав СССР на правах автономной области) «…при братской помощи и поддержке…»[1] Советского Союза проходит сложный путь экономического, политического и культурного развития.

Первая национальная письменность на основе латиницы в Туве появилась только в 1930 году, хотя с давних времён здесь существовало устное народное творчество – сказки, песни, частушки, пословицы [4, С. 171]. Основные проблемы развития тувинской литературы были связаны с культурной отсталостью населения, отсутствием письменных литературных традиций и кадров. В течение 10-ти лет, после появления национальной письменности, стали появляться первые произведения писателей, которые впоследствии вошли в историю тувинской литературы как её основоположники. Это Салчак Тока, Сергей Пюрбю, Степан Сарыг-оол, Байкара Ховенмей, Виктор Кок-оол, Олег Саган-оол. Они, как первопроходцы, создавали произведения во всех литературных жанрах: пьесы, стихи, рассказы, поэмы и литературно-критические статьи.

Как отмечает литературовед Мария Хадаханэ: «…тувинская литература берёт свое начало не только в устном творчестве, но и в русской литературе, которая всегда являлась могучим источником для других молодых литератур» [9, С. 9]. Начинающие тувинские писатели учились на лучших примерах золотого фонда русской литературы – А. Пушкина, М. Горького, В. Маяковского.

Несмотря на не окрепший тогда литературный тувинский язык с 1936 года тувинский читатель знакомится с первыми переводами произведений А. Пушкина («Я памятник себе воздвиг нерукотворный…», «К Чаадаеву», «Во глубине сибирских руд…»), а в 1940 году – М. Горького (биография писателя, рассказы «Макар Чудра» «9-е января», «Песня о Буревестнике»).

Необходимо отметить роль русских писателей и журналистов, оказывавших большую практическую помощь своим молодым и начинающим коллегам.

«Интерес к Туве в русской литературе усиливается в годы войны и послевоенное время, после вхождения Тувы в состав СССР (октябрь 1944 года). На смену преобладавшим ранее произведениям описательного, этнографического характера приходят очерки, рассказы, стихи, в которых ощутима попытка не только интересно рассказать о возрождающейся древней земле и ее людях, но и создать художественные образы, передать национально-характерное в поступках и мышлении героев» [6, С. 6]. Положительную роль для ряда тувинских писателей сыграла творческая дружба с русскими писателями (С. Щипачев, В. Кожевников, С. Гудзенко, А. Прокофьев, С. Георгиевская и др.), которые побывали в разные годы в Туве и сказали о ней свое слово. М.А. Хадаханэ считает, что тувинские литераторы глубоко осознают свою творческую связь с русской классической и советской литературой, и с национальной культурой соседних братских народов [9, С. 13].

Командировка С. Щипачёва в Туву

Степан Петрович Щипачёв – стал первым известным советским поэтом, посетившим наш край в начале 40-х годов по заданию Союза писателей СССР.

В литературоведческих работах и воспоминаниях тувинских ученых и писателей, современников тех лет, можно встретить краткие описания командировки Степана Петровича. Вот что пишет в своей книге «Тувинская поэзия: очерк истории» известный тувинский учёный и филолог Доржу Сенгилович Куулар: «В конце 1942 года в Туву для оказания помощи молодой писательской организации приезжает советский поэт С. Щипачев, а вначале 1943 г. – прозаик В. Кожевников. Пребывание этих видных деятелей советской литературы в Туве явилось значительным событием в духовной жизни республики. Они преподали серьезные уроки писателям республики по профессиональному мастерству и впервые внесли в советскую литературу тувинскую тематику» [1, С. 12]. Здесь же мы узнаем, что С.П. Щипачёв руководил секцией по тувинской литературе при Союзе писателей СССР, основная задача, которой – оказание практической помощи Отделению писателей Тувы. Вместе с ним в секции работали Н. Тихонов, П. Скосырев, С. Гудзенко [Там же, С. 100-101].

Русские и советские писатели принимали живое участие в судьбе молодых писателей Тувы в период их становления, выступая в качестве переводчиков, пропагандистов, критиков первых произведений. Степан Щипачев горячо поддерживал творческие начинания политического деятеля Салчака Тока, который к 1931 году опубликовал автобиографические очерки «Муки батрака» (Хɵлечиктиӊ човалаӊы) и «Мои воспоминания» (Мээӊ сактыышкыным) в сборнике воспоминаний участников Тувинской национально-освободительной революции «Оковы разбиты» (Кинчини чаза шапканы)…[9, С. 52]. По инициативе и непосредственном участии Щипачёва была начата работа по переводу на русский язык первой части повести С. Тока «Слово арата», а также других произведений писателей Тувы.

Салчак Тока высоко оценивал творческую помощь С. Щипачева: «Очень помог мне Степан Петрович Щипачев. Хоть он поэт, но много полезного посоветовал мне, прозаику» [8, С. 31].

В годы войны тувинская литература вышла на всесоюзную арену – в переводе А. Пальмбаха и С. Пюрбю с кратким предисловием С. Щипачева в 1943 году в Москве была издана книга С. Тока «В берестяном чуме» [6, С. 29]. В местной периодической печати стали чаще появляться произведения русских советских писателей на военную тематику как на русском, так и в переводе на тувинский язык. Например, очерки И. Эренбурга, рассказы М. Шолохова, П. Павленко и др.

В своей монографии «Русские писатели в Туве» Маргарита Татаринцева пишет, что поэт Степан Щипачев побывал в Туве с важной задачей – рассказать тувинцам, живущим далеко от фронта, о великой борьбе советского народа с фашистскими захватчиками, о первых крупных победах Красной Армии [5, С. 30].

В годы войны в местной и центральной печати после поездки в ТНР появились произведения С. Щипачева и В. Кожевникова на тувинские темы. Так, в 1943 году в журнале «Октябрь» за №4-5 был опубликован цикл стихов о Туве Щипачева. Он передает свои впечатления о природе и людях далекой от Москвы страны, которая навсегда вошла в его душу. Это и величественный Енисей, и заснеженные Саяны, и древняя земля Азии, а также гостеприимство и тепло людей. Сердечные и теплые слова в адрес «Депутатке»* – пожилой женщине («Словно Азии древней земля, /всё в морщинах твое лицо…/Как цветы синих гор и степей, /я слова о тебе собирал»), молодой актрисе Хургулек, ставшей символом молодости, красоты и народного таланта.

«Тувинский соловей» по имени Хургулек

Конгар Хургулек Байыскылановна (15.03.1924-06.01.1996) – певица и актриса, Заслуженная артистка РСФСР, Народная артистка Тувинской АССР.

            В 17 лет Хургулек впервые приезжает в Кызыл для учебы в театральном училище. По воспоминаниям старых артистов, они зачаровано слушали ее голосок, звеневший как трель птицы. Любили послушать талантливую девушку и гости Тувы. Рассказывают, что когда советский поэт Степан Щипачев послушал Хургулек, то воскликнул: «Соловей, чистый соловей!» [2, С. 10]. В известном поэтическом цикле «Страницы любви» он выразил своё восхищение строками: «Ни названия тувинских рек /и ни гор названья, как бывает, /золотое имя Хургулек /я друзьям в России называю». Позже поэт добавляет новые строки, ещё более подчёркивающие чистоту чувства, тонкую лирическую грусть всего стихотворения:

«Красоте тувинских гор и рек,
той, что в памяти оберегаю,
имени такого – Хургулек
не затмить: оно в строке сверкает…
Как забуду! Песенки свои
запоёт она – и зал послушен.
Если б там водились соловьи,
их бы в этот час никто не слушал…».
 
С этого момента кто-то звал ее «Золотым соловьем», кто – «Тувинским соловьем».

Вторая встреча поэта Щипачёва и Хургулек состоялась спустя 32 года. В 1974 году в Центральном доме литераторов Москвы проходила декада Тувы. Перед москвичами выступали тувинские поэты и артисты. Среди них была и хрупкая Хургулек Конгар, которая была предупреждена о том, что её хочет видеть Степан Петрович. Их встреча состоялась в перерыве, потом Щипачёв почувствовал сердечную слабость и, попрощавшись со всеми, уехал в Переделкино [7, С. 123].

Хургулек Байыскылановна ушла из жизни в 1996 году. В 2004 году в области вокального искусства была учреждена Премия имени Хургулек Конгар.

Стихи Щипачева из тувинского цикла («В Кызыле», «Депутатка», «Москва далеко», «Улуг-Хем», «Тувинским друзьям», «Ты все дальше», «Хургулек», «Тувинская береза») наполнены теплотой, искренностью и выражают тёплые чувства к Туве. Эти стихи, переведённые на тувинский язык, нашли благодарного и внимательного читателя.

Приезд С. Щипачёва был воспринят общественностью Тувы как миссия дружбы и братства, и тувинские поэты посвятили ему свои ответные стихи: С. Сарыг-оол «Соловей», С. Пюрбю «Московским писателям», Б. Ховенмей «Дорогой друг».

Вслед за ним Туву посетили Вадим Кожевников, военный корреспондент газеты «Правда» (1943), Семен Гудзенко, военный журналист и поэт (1948), Сусанна Георгиевская (в начале 1950-х), Александр Прокофьев, советский поэт (1960) и мн. др.   

В целом, серия книг и статей о Туве, вышедшая в 40-50-е годы, в познавательном отношении не утратила своего значения до сих пор, настолько увлеченно, занимательно авторы сумели рассказать о Туве и тувинцах, привлечь внимание к современным проблемам этого края.

Вместе с художественными произведениями русских авторов, научно-популярные, документальные очерки, путевые заметки создавали у читателей огромной страны образ Тувы и ее народа, который в течение многих веков населял суровый край – центр Азии.

Кратковременность пребывания литераторов в национальной среде не давала возможности глубокого постижения жизненных проблем и особенностей национального характера в произведениях крупной формы. И, тем не менее, поездки в Туву надолго оставляли след в сознании художников, глубокие впечатления претворялись в ёмкие художественные образы. Особенностью произведений тех лет о Туве стало изображение дружбы, взаимопомощи тувинского и русского народов, идеи интернационализма.

Произведения русских писателей А. Пальмбаха, С. Щипачева, С. Гудзенко, других известных писателей и поэтов служили для тувинских коллег примером гражданственности и мастерства, стимулировали их творчество, расширяли тематические рамки.

Благодаря значимости вклада русской литературы в освоении тувинской тематики в 50-е годы началось формирование первого поколения местных русских писателей.

Тува гостеприимно встречала белорусских писателей (1964), участников Всесоюзного фестиваля молодых поэтов братских республик (1980), известного литератора М. Скуратова, детского писателя С. Михалкова и мн. др.

Дружеские и литературные связи тувинских писателей с известными российскими писателями и писателями стран ближнего зарубежья установились с визита С.П. Щипачева в 1942 году и продолжились в творчестве, взаимопереводах, встречах и семинарах. Об этом свидетельствуют сохранившиеся любительские фотографии, автографы, письма, воспоминания знакомых и друзей, архивные материалы писателей. Всё это ценнейший источник для литературоведов и ученых.

В фонде отдела краеведения Центральной городской библиотеки им. Н. Крупской МБУК г. Кызыла «Централизованная библиотечная система» хранятся книги из личной библиотеки Светланы Козловой и Анатолия Емельянова, талантливой семейной пары и известных русскоязычных писателей Тувы. Благодаря их дару в нашем фонде имеется книга стихов «Товарищам по жизни» (Москва, 1972) с автографом Степана Петровича и оригиналом письма к Светлане Владимировне Козловой, датированным от мая 1974 года. В письме С. Щипачёв просит передать привет Сарыг-оолу и Пюрбю, а также Хургулек, которую он помнит. Уверена, что копия письма и автограф Степана Петровича, которые направляю вам, станут ценным материалом для вашего музея.

 

 4. Ившина Татьяна Петровна,
     преподаватель Глазовского государственного
     педагогического институт им. В.Г. Короленко

 

ОБ ОДНОМ СОВЕТЕ С. ЩИПАЧЕВА ФЛОРУ ВАСИЛЬЕВУ: К ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕВОДА

 

Всякий идиом чужого языка для переводчика – задача.
Просто пересказать смысл – жалко, потеряешь долю живой образности.
Скалькировать, передать буквально? Выйдет фальшиво.
Найти свое, русское речение с тем же смыслом и той же окраской не всегда легко.
        Тут нужен верный слух и чутье.        

   Нора Галь

Всякий берущийся за перевод художественного текста сталкивается со многими трудностями: как сохранить фактическую точность и при этом не нарушить авторскую индивидуальность? Переводчик и исследователь драматургических произведений А.П.Чехова Л. Сенелик говорит о том, что «сложнейшую драматургию А.Чехова может переводить только тот, кто в совершенстве владеет русским языком и кто понимает: “Окончательный перевод невозможен”» (цит. по: [4, с. 195]). Если трудность перевода чеховского текста главным образом, по О. Спачиль, составляет идиоматичность лексики, то адекватность перевода поэтического (в узком смысле) произведения обусловливается соответствием многих жанро- и стилеобразующих единиц. Справедливо заметила исследователь творчества Ф. Васильева В.Г. Пантелеева, что проблема сохранения самобытности художника при переводе его произведений разрешима при соблюдении тех условий, когда а) поэт и переводчик занимают одну мировоззренческую позицию, б) переводчик обладает теми же «фоновыми» знаниями, что и поэт, в) переводчик «воссоздает национально-художественную картину мира поэта, его “философию жизни”, запечатленную в микро- и макроконтексте стихотворения», а не отдельные образы [2, с.146].

Надо отдать должное переводчикам Флора Васильева в том, что они сумели в переводах сохранить тонкую душу поэта, обостренное чувство правды, доброты и красоты. Нельзя не согласиться с мнением кандидата филологических наук Александра Шаракшанэ, поэта и переводчика: «Когда вы беретесь переводить, вам нужно представить себе этого человека: что его волнует, что его радует, что его пугает и т.д. – т.е. составить некую психологическую модель, или профиль, как сейчас говорят…» («Игра в бисер» ТК «Россия. Культура». 25.03.2014). А.Шаракшане, по сути, высказывается об образе автора как концепции (по теории Б. О. Кормана). Чтобы сделать перевод, адекватный авторскому, переводчик в идеале должен знать и творческую, и биографическую личность автора.

Понимая невозможность полного соответствия оригиналу, О.Поскребышев справедливо заметил: «…то личное, что невольно внес каждый переводчик, как бы взаимно сокращается; зато многое, свойственное манере письма именно Флора Васильева, уловленное переводчиками – одним… другим… третьим – закрепляется и становится неповторимой принадлежностью поэта» [3, с.10]. В этом смысле поэтическую судьбу Флора Васильева можно назвать счастливой: русскоязычный читатель воспринимает цельность поэзии Ф. Васильева как отражение целостности авторской картины мира.

Часть произведений Флора Васильева перевел широко известный в СССР в 60-70 гг. Степан Щипачев, об искреннем интересе к творчеству которого свидетельствует эпистолярий удмуртского поэта: «…Только что прочитал Ваши стихи в «Огоньке». Я все поражаюсь Вашей энергии. Такой большой и замечательный цикл. Стихи, как всегда, очень упруги, емки, замечательно выписаны. Одно удовольствие их читать!..» Ф. Васильев – С. Щипачеву. 23.10. 19751.

Флор Васильев постоянно подчеркивает в письмах значимость переводческой деятельности С.П. Щипачева для удмуртской литературной общественности: «…В журнале “Октябрь” № 1 вышла небольшая рецензия на “Единственное”. Очень доброжелательная. Хорошо отметили и Ваши переводы, чему мы здесь все радуемся». Ф. Васильев – С. Щипачеву. 30.01.1974;

«На днях прочитал Ваши стихи и статьи о Вас в “Советском воине”. Что-то статья не очень уж хорошо написана. По-моему, можно было бы гораздо лучше написать. <…> Сегодня вдруг получил письмо из Свердловска. Читательница Н.Г. Вишнякова пишет: “Образы Ваши и мысли всегда пробиваются в переводах, более или менее явственно. А вот особой национальной музыки стиха, его тончайшей и сугубо индивидуальной субстанции я не почувствовала ни у кого, кроме Степана Щипачева. До его переводов в “Знамени” мне нравился Флор Васильев, но по-настоящему я (как читатель и любитель поэзии) его не чувствовала… Мне же после них – после переводов С. Щипачева – все другие кажутся чем-то не тем…”

Вот видите, оказывается, Ваши переводы не только мне и сотрудникам “Знамени” нравятся, их полюбили и читатели. О реакции в Удмуртии на Ваши переводы я уже писал, вот еще Вам одно письмо, одно доказательство. Теперь уже из Свердловска, совершенно незнакомый человек пишет. Еще раз Вам спасибо!..» Ф. Васильев – С. Щипачеву. 17.02. 1972.

Обратиться к переводам С. Щипачева заставил его совет удмуртскому поэту: «Мне думается, при переводе своих стихотворений на русский язык Вам не следует бояться сокращений, как иногда поступал я с Вашими вещами. Вспомните “Глаза моей любимой”, “Звезды” и др. Бойтесь разжижать мысль длиннотами, а иногда и философствованием во что бы то ни стало…». С. Щипачев – Ф. Васильеву. Без датировки.

Скорее всего, это был ответ на письмо Флора Васильева: «Здравствуйте, Степан Петрович! Вот наконец-то книга моя дошла и до Ижевска. Посылаю на Ваш суд. К сожалению, не все переводы ровные, но издательство зажало со всех сторон Евг. Храмова. Он просто поправить кое-что уже не успел. Книга в производство пошла с колес. Теперь уж, конечно, поздно горевать. При переиздании прошу поправить…». Ф. Васильев – С. Щипачеву. 23.03.1977.

Думается, совет Щипачева безжалостно сокращать стихотворения при авторизованном переводе должен был ранить удмуртского поэта: «…делая подстрочники, он точно так же на полях возле иных труднопереводимых образов приписывал варианты, уточнения, оттенки. Кажется, так бы при переводе и вместил все в одну строку! Только коротка строка, тесна ее одежда, надо втиснуть в нее самые-самые главные слова» [Там же, с. 10].

Сравним стихотворение Ф. Васильева «Шунды» с переводом Степана Щипачева, который назван им «Не потому ли?», ограничиваясь лексико-семантическим уровнем текста.

Подстрочный перевод2:                                                     Не потому ли?
Солнце                                                                                 Солнце
В золотых лучах                                                                  Проливает на землю лучи,
На землю посылает жизнь.                                                Чтобы из земли
Эти лучи                                                                              Прорастала
Благодаря,                                                                            Жизнь.
Из-под земли поднимается жизнь.
Не потому ли
Золотое солнце и поспевшие посевы                               Солнце и спелые хлеба
Одинаково переливаются.                                                 Одного цвета?
Утренние лучи
Жизненным огнем ярко горят.
 

Подстрочный перевод сохраняет строфику, лексико-семантическое содержание, количество стихов в строфе, он приближен к оригиналу стремлением переводчика сохранить количество слогов в стихе – соблюсти размер, однако не передает всего содержания и гармонии стихотворения. Но даже по подстрочнику можно судить о трепетном чувстве поэта, огромном умении простыми словами высказать самое важное, о мастерстве стилиста. Солнце / жизнь как коррелирующие друг с другом субстанции обрамляют строфу (существительные находятся в сильной текстовой позиции начала и конца строфы), создавая лексико-семантическое кольцо; а две развернутые метафоры воспринимаются как цельность: они грамматически соединены указательным местоимением и повтором существительного лучи. Прием олицетворения в первой метафоре поддерживается олицетворением в следующей метафоре (жизнь поднимается из-под земли и благодарит лучи), которая, в свою очередь, отсылает к началу строфы. Олицетворение меняет лексико-грамматическое содержание существительного жизнь, конкретизируя его, что облегчает восприятие текста и подчеркивает неразрывную связь солнце – жизнь. Так в первой строфе в повторе улон («жизнь») пересекаются разные лексико-грамматические характеристики имени существительного, наблюдается взаимодействие разноуровневых языковых единиц (лексических, грамматических, синтаксических, стилистических), что создает гармоническую целостность.

Во второй строфе конкретизируется мысль поэта, данная в обобщенном виде в начале стихотворения: здесь жизненные реалии, подкрепленные эпитетом золотое солнце и разными по характеру наречиями одинаково и ярко (рациональным и эмпирийным). Явленным результатом олицетворения представлены поспевшие, по подстрочнику, «посевы», однако, на наш взгляд, более уместно здесь другое понятие – соотносящееся с реальностью – колосья (тем более что солнце золотое, какой бывает спелая рожь). Подстрочник не дает ощущения завершенности произведения, поскольку первая строфа по мысли, использованию выразительных средств языка оказывается намного сильнее. Сокращение авторского текста при переводе позволило Степану Щипачеву более выпукло представить основную мысль стихотворения, обозначив ее уже в названии «Не потому ли?..», и придать тексту Флора Васильева недостающую ему завершенность. Вопрос в заголовке и его повтор значимы не просто как стилистический прием, выполняющий разные функции (авторизации и адресации текста; компрессии – свертывания текста): мысль и чувства читателя активизируются для понимания смысла произведения, при этом вопрос воспринимается не только как риторический, но и как обращенный к самому читателю.

Сравним еще один подстрочный перевод с переводом С. Щипачева.

Подстрочный перевод                                            Перевод С. Щипачева                                                                                                                                                                                                                                                       Звёзды
Однажды ночью                                                                   Не зная им цены,
Кто-то                                                                                    Небо
Разбросал, словно горох,                                                     На переднике своем
Звезды.                                                                                   Разбросало звезды
А Вселенная                                                           
Собрала                                                                               
В свой передник                                                                   А звезды светят,
Золотые горошины.                                                              Не считая веков, тысячелетий.
   
Светят,
А звезды                                                                                Касаясь лучами
И оттуда сбежали                                                                 Счастливых трав.
К людям.
Сидят на листьях,
Счастьем переливаются
На утреннем солнце.
 

14 строк подстрочника (как в оригинале) соответствуют 9 строкам в переводе Щипачева. Строфы стихотворения с количественным изменением (утратой пяти стихов) потеряли часть смыслового содержания – и, по нашему мнению, неоправданно. В стихотворении Ф. Васильева мифологический сюжет сплетается с наивной картиной мира, которая отражена существительными (передник, горох, горошины, сидят на листьях, утреннее солнце), динамичность повествования обеспечивается грамматической связностью, которая реализуется и взаимодействием глагольных форм (глаголы прошедшего времени с перфектным значением разбросал, собрала, сбежали сменяются формами настоящего времени сидят, счастьем переливаются), что служит утверждению авторской мысли о постоянстве гармонии. Незатейливый сюжет обогащен глубоким содержанием: разве стихотворение только о единстве мироздания, если звезды убежали к людям? Оно и о счастье жить, проявления которого так просты (сидят на листьях, утреннее солнце), и о незыблемости такого счастья. Само присутствие парадокса (звезды видны людям лишь на ночном небе!), вызывая удивление читателя, создает ощущение необыкновенного покоя и гармонии. Стихотворение Флора Васильева отличается особой тональностью: наблюдатель рядом с персонажами-звездами (замечает мелкие детали)), он их понимает и радуется их счастью, что придает стихотворению интимность звучания.

У переводчика в стихотворении нет этого наблюдателя-соучастника событий, оно звучит иначе: в нем нет мысли о единстве мироздания, гармонии (звезды отделены от людей, а травы должны быть счастливы, оттого что светят звезды). В нем прослеживаются другие связи – причинно-следственные, возможно, поэтому оно лишено флоровской теплоты. Перевод значительно обеднил тот смысл, который был в оригинальном тексте. Сокращение этого стихотворения – изменение на поверхностном (лингвистическом) уровне текста – привело к искажению его глубинного содержания. Мастерство переводчика-поэта проявилось в экспликации не акцентуированного Флором Васильевым (разбросал, словно горох, золотые горошины – не зная им цены), сохранении удивительной авторской метафоры – находки удмуртского поэта, а также особенностей оригинального текста: грамматической связности, отдельных семантических линий.

Любая высказанная мысль должна вызывать ответную мысль, тем более – поэтическая, где слово отличается многослойностью. Стихотворение Флора Васильева вызвало переводчика на собственные размышления, его перевод – это рефлексия на оригинальное произведение. Ответный самостоятельный отклик переводчика означает только одно: слово Флора Васильева интересно, сильно, потому что оно принадлежит Поэту.

 

5. Еремеева Анна Дмитриевна,
    учитель русского языка и литературы
    МОУ "Байновская СОШ".
 

ОБРАЗ РУКИ (ЛАДОНИ) В ТВОРЧЕСТВЕ СТЕПАНА ЩИПАЧЕВА

Цель: систематизация и обобщение литературного материала с целью выявления значимости образа руки (ладони) в творчестве С.Щипачева. Для достижения данной цели необходимо было решить ряд задач:

  1. определить тематические направления лирики (условно) ;
  2. выявить особенности представления данного образа в рамках каждой темы;
  3. подвести итоги, сделать выводы о значимости образа руки (ладони) для творчества С.Щипачева в целом;
  4. наметить возможные перспективы продолжения работы в данном направлении.

Актуальность темы определяется прежде всего необходимостью привлечения внимания к изучению творчества Степана Щипачева, поскольку исследование литературы советского периода в настоящее время не является приоритетным, но в то же время достаточно большое внимание уделяется изучению истории родного края.

Новизна темы определяется тем, что исследований на данную тему мной обнаружено не было, и если таковые все-таки были, то в дальнейшем соотнести результаты работы было бы крайне интересно.

Исследования являются авторскими, без опоры на критические и литературоведческие статьи, поэтому не претендуют на звание единственно правильных, а являются точкой зрения исполнителя.

Творчество Степана Петровича Щипачева в настоящее время является не заслуженно забытым, изучение этого автора происходит только в рамках курса «Литература Урала» школьной программы. Однако, если большинство литературы советского периода не вспоминается даже людьми того поколения, строки «Как повяжешь галстук, береги его…» знакомы абсолютно всем, хотя и, зачастую, без авторства.

Тема моего исследования «Образ руки (ладони) в творчестве Степана Щипачева». Выбор темы определен исключительно эмоциональным восприятием лирики. Прежде всего, мне хотелось бы остановиться на различии художественного образа и детали, так как этом исследовании я буду доказывать, что это все-таки образ, а не художественная деталь. По Л.И. Тимофееву «художественный образ – это конкретная и в то же время обобщенная картина человеческой жизни, созданная при помощи вымысла и имеющая эстетическое значение». Художественный образ преобразует действительность, наделяет предмет (если он является таковым) особым значением. Художественная деталь – это одно из средств создания образа, элемент, несущий смысловую и эмоциональную нагрузку. По моему мнению, в общем контексте лирики Степана Щипачева многократно повторяющаяся деталь вырастает в самостоятельный художественный образ.

Итак, обратимся к творчеству Степана Щипачева, прежде всего условно поделим творчество на несколько групп : военная лирика, любовная, дружеская, философская.

  1. Военная и революционная лирика.

Стихотворение «22 июня 1941» («Цветок, в росинках весь, к цветку приник, и пограничник протянул к ним руки…»); стихотворение «Октябрь на Урале» («Еще колчаковцы с рук не сдирали/перчатки кровавые кожи живой…»); стихотворение «Как будто вчера на город» («Великий Ленин с трибуны / руку в века простер». На основе этих примеров, можно сделать вывод, что руки как таковые, являются в лирике этой тематики Щипачева продолжением души и сердца, именно они тянутся к нежному и прекрасному «мирному» цветку, именно рука открывает дорогу к светлому будущему, именно руки будут подвергнуты пытке в случае неудачи.

  1. Лирика любовная. Стихи как о тяжелой, несчастливой, «запретной» любви). Муж обнимает жену «тяжелой рукой, привычно, между зевот» («Так годы идут..»). Любящий мужчина просит его забыть: «…а меня позабудь, позабудь мои руки и взгляд…» («Ты чужая жена…»), так и в противовес этому влюбленные бегут «за руки по-детски взявшись» («Под ливнем») и даже влюбленная Муза «руки касается рукой…». Отдельно в этом же пункте хочется отметить стихотворения, посвященные Женщине как таковой. Здесь речь пойдет о прекрасных незнакомках: «В привычных ссадинках рука/ касается страниц…» («Незнакомая»), «Волосы овсяного отлива поправляет медленной рукой…» («В читальном зале»), «Не оттого ли она хорошеет,/что руки ее, по-лебяжьи легки…» («Не оттого ли она хорошеет…»). В лирике этой тематики мы можем проследить, что руки женщины не являются для лирического героя показателем женственности и ухоженности, однако именно руки передают скрытые чувства и эмоции, именно руки нуждаются в любви и ласке, они помнят былые переживания, они поддерживают, и они зябнут, если человеку не хватает этого (например, «Наверно и вы бы приметили сразу…»).
  2. Лирика дружеская. Мне хотелось бы отметить, что в лирике Щипачева основным и главным проявлением этого чувства является дружеское рукопожатие. В качестве подтверждения своих слов приведу стихотворения «Я с негром по свойски…», «Вьетнаму», «Теплую, красную от заката…», «14 апреля 1930 года», «Молодым поэтам».
  3. Лирика философская. В этот раздел попали стихотворения с размышлениями о смысле жизни, о духовных ценностях, о времени. В стихотворении «Лета не скроешь…» лирический герой, признающий близкий конец провозглашает «…от рук гоню усталость». Прошлое, вчерашний день еще так близок – «рукой достанешь» («День прошел»), прощаясь с зимой лирический герой сжимает снег рукой до хруста («Прощание с зимой»). Именно рука является проводником для лирического героя между ним и вечностью. Пока есть силы в руках, жизнь продолжается, тепло рук содержит тепло земного существования. Отдельно хотелось бы отметить образ детства «…детства твоего ладошки…» (стихотворение «Девушке и переулку ее имени») и образ Урала - «Урал в буранах тонет,/вперяя взгляд вперед./В железные ладони/он яблоко берет» (стихотворение «Уральские сады»). Таким образом, мы можем отметить и мягкость, нежность, тепло детских ладошек, и силу, мужественность, непоколебимость ладоней Урала. Но и в том, и в другом случае этот образ является для лирического героя опорой, защитой, источником силы. Воспоминания о детстве не позволяют впасть в уныние, а всемогущество края дает возможность найти в собственной душе силу, энергию и стойкость.  Отдельно следует остановиться на стихотворении «Ладонь», где, образ предъявлен сразу с нескольких сторон. С точки зрения практического применения (труд, сражение, возмездие), с точки зрения взаимодействия между близкими людьми (ласка к ребенку, к женщине), с философской точки зрения («слепок жизни», «вместе с небом в нее зачерпнешь воды…», «плывешь – рассекает реку…» (очевидно, реку жизни) и наконец, именно ладонь держит планету-яблоко, заслужив это право своей честностью). Метафорические образы поднимают ценность и значимость человеческой руки как средоточия жизненных сил, нравственных ценностей.

Исходя из всего выше сказанного, можно сделать вывод, что художественная деталь руки (ладони) в контексте лирики Степана Щипачева логически соединяется в полноценный художественный образ, имеющий очень важное значение. Именно ладонь становится связующим звеном между близкими людьми, человеком и нравственными ценностями, личностью и Вселенской мудростью. Для литературы периода социалистического реализма руки трудового человека очень важная и вполне типичная деталь, однако в творчестве Степана Щипачева это нечто большее, это самостоятельный художественный образ, который в контексте лирики играет очень важную роль.

В качестве перспективы дальнейших исследований хотелось бы отметить следующие направления: сравнительный анализ этого образа с творчеством других авторов (как вариант – цикл «Пальцы дней» Михаила Кузмина).

 

6. Рябенко Наталья Ильинична,
    главный библиограф
    Центральной районной библиотеки
    ГО Богданович.
 

«Нетрадиционные источники информации творчества Степана Щипачёва»

Одним из направлений деятельности библиотеки является создание библиографических пособий. Каждый год наша библиотека выпускает два, максимум три библиографических указателя. В 2018 году одним из них стал биобиблиографический указатель «Я душу кладу на ладони…», посвящённый деятельности и творчеству Степана Щипачёва. Эта работа требует содержательного изучения темы, детального ознакомления со всем массивом информации и качественным охватом объёма источников. Грамотный анализ, терпеливый поиск и сосредоточенное структурирование библиографических записей.

Работа по поиску информации проводилась не только на базе фонда Центральной районной библиотеки, но и в других учреждениях нашего города. Свои ресурсы предоставил Богдановичский краеведческий музей, Литературный музей имени С. Щипачёва и архивный отдел Администрации ГО Богданович. В каждом подразделении отбирались новые источники, составлялись библиографические записи на каждую книгу и каждую статью. В архивном отделе работали со статьями в периодических изданиях, в которых писали наши земляки о встречах со Степаном Щипачёвым, о мероприятиях, проводимых по его творчеству. Самое большое количество статей написано Антониной Михайловной Хлыстиковой. Своими воспоминаниями о поэте делятся известные люди нашего города Михаил Ситников и Михаил Хомяков «Это был удивительный, прекрасный человек..» .

Литературный музей предоставил уникальные книги из своего фонда, некоторые из них подписанные рукой самого поэта. Такие книги – раритеты, и они, конечно, должны храниться в музеях. Из фонда краеведческого музея тоже вошли некоторые книги. В указатель вошли статьи из федеральных журналов о деятельности и творчестве нашего земляка. Своими воспоминаниями делится писатель Юрий Нагибин (газета «На смену», «Областная газета»). Статья «Мастер» Льва Сорокина в газете «Уральский рабочий» написана к 80 – летию со дня рождения поэта. Большая статья Льва Озерова к 90 –летию со дня рождения поэта. Михаил Найдич вспоминает о деловой и дружеской встрече писателей в «Областной газете» за 1994 год. Уральский журнал «Веси» опубликовал «Письма Степану Щипачёву..» известных писателей. (подборку подготовила Антонина Михайловна) и «Этюды о Степане Щипачёве». Есть статьи о посещении Степаном Щипачёвым города Асбест в «Уральском рабочем» и «Асбестовском рабочем». Указатель содержит 141 источник информации. Им удобно пользоваться. Предисловие, биографический очерк - небольшой по объёму, основные даты жизни и творчества поэта. Затем идёт библиографический список произведений Степана Щипачёва, который разбит по годам написания произведений (а не по алфавиту) (76 записей). Литература о жизни и деятельности Степана Щипачёва: в этом разделе библиографические записи расставлены по алфавиту, что облегчает поиск источника (65 записей). Составлен именной указатель авторов в алфавитном порядке. При выполнении этой работы один экземпляр всегда передаётся в фонд Свердловской областной универсальной научной библиотеки. Второй находится в фонде методического отдела Центральной районной библиотеки, которая выполняет эту работу. Кроме того, по одному экземпляру подарено Литературному музею имени С. Щипачёва и Свердловской областной специализированной библиотеке для слепых. Любой желающий всегда может обратиться к указателю и посмотреть.

И ещё одна не очень обычная книга. Это «Сборник произведений разных лет» Степана Щипачёва, куда вошли как стихотворения, так и прозаические миниатюры. Эта книга издана в технике Брайля для тотально слепых читателей. Подготовкой к изданию и выпуском этой книги занималась Свердловская областная специальная библиотека для слепых. Издание именно этой книги вошло в проект «ЧитайУрал!». Это просветительский библиотечный проект, нацеленный на развитие литературного краеведения в формате ТИФЛО. Презентация книги состоялась 12 июля 2018 года для читателей Свердловской областной специальной библиотеки для слепых на очередной выездной экскурсии в литературном музее, посвященная известному поэту и писателю Степану Петровичу Щипачеву.     Проект «ЧитайУрал!» стал одним из победителей регионального этапа Всероссийского конкурса лучших практик и инициатив социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, заняв второе место в номинации «Создание необходимых условий для проживания и улучшения качества жизни населения». Книга находится в фонде Центральной районной библиотеки и доступна читателям.

 

 7. Вострикова Наталья Сергеевна,
     учитель русского языка и летратуры
     МОУ СОШ №1

Система мотивов в лирике Степана Щипачева

В представленной работе речь пойдет о творчестве Степана Петровича Щипачева, уральского поэта, участника граждан­ской и Великой Отечественной войн, награжденном девятью орденами и многими медалями, лауреате Сталинской пре­мии. Щипачев был членом редколлегии разных московских журналов, руководил отделом поэзии в журнале "Октябрь", секцией поэтов в московской писательской организации. В 1959-1963 годах С.П. Щипачев избирался председателем президиума Московского отделения Союза Писателей РСФСР. Он автор более 130 поэтических сборников.

Суть мотивного анализа состоит в том, что за единицу ана­лиза берутся мотивы, основным свойством которых являет­ся то, что они повторяются, варьируясь и переплетаясь с другими мотивами, в тексте, создавая его неповторимую по­этику. Речь идет о реализации тем в мотивах и неизбежном взаимодействии тем и, прежде всего, мотивов между собой. Механизмы, организующие лирику Щипачева в единую систему взаимообусловленных мотивов, остаются неис­следованными, а собственно видение лирики Щипачева как системы на мотивном уровне скорее интуитивным. Ставя задачу реконструкции, распределения всего множе­ства мотивов у Щипачева по классам, реализующим ар­химотивы основного мифа, исследователь вынужден опускать вопрос о взаимодействии входящих в один класс мотивов между собой. Т.е. в данном случае выяв­ляются и регистрируются мотивы, существующие в рам­ках одного художественного контекста.

Лирика Степана Щипачева проста, но отнюдь не простова­та, как не просты бывают создания природы, жизни, искус­ства в их неразрывном единстве. Ощущения Щипачёва все­гда контрастны: капля дождя, сверкнувшая на листке, за­ставляет его помнить о высях, откуда эта капля сорвалась; тепло земных плодов говорит ему о холоде мироздания; вза­имная любовь — о минутах помрачения, о ревности, о раз­луке. Характерное для поэта внимание к малым, как бы буд­ничным, как бы непритязательным вещам и предметам ок­ружающего мира.

Космические мотивы можно встретить в творче­стве многих поэтов, есть они и у Щипачева.

В 1923 году в Симферополе вышел первый сборник Степана Щипачева «По курганам веков». Эта тоненькая книжка вся написана в «планетариетской» манере.

Смотрите:

Я землю
Себе на мизинец надел,
Из солнца
Колпак сделал.
Я ширюсь, расту
И слышу
Вселенский голос:
«слава тебе, человек!»
 

Природа - всеобъемлющая, главная стихия творчества поэта. Многие стихи Щипачева проникнуты ощуще­нием неразрывной связи с жизнью природы ("Соловей», «У родника», «Была недолгой жизнь цветка..."). Поэт постоянно обращается к природе, когда высказывает самые сокровенные мысли о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем. В его стихах она живет богатой поэтической жизнью. Подобно чело­веку она рождается, растет и умирает, поет и шепчет, грустит и радуется.

Берёзка
Её к земле сгибает ливень
Почти нагую, а она
Рванётся, глянет молчаливо,-
И дождь уймётся у окна.
И в непроглядный зимний вечер,
В победу веря наперёд,
Её буран берёт за плечи,
За руки белые берёт.
Но, тонкую, её ломая,
Из силы выбьются... Она,
Видать, характером прямая,
Кому-то третьему верна.

1937

 

«Космизм» первых стихов Щипачева возвращался в его ли­рику, но возвращался в ином качестве, в ином художествен­ном преломлении. Это были первые наброски, первые эски­зы будущих лирических книг. Однако, не обладая достаточ­ным творческим опытом, не обладая «лирической дерзо­стью», поэт не мог разобраться в достоинствах и недостат­ках своих произведений, определить лирическое «я». Его подступы к основным темам, так называемым, «вечным» темам поэзии, были робки и нерешительны.

Поэт всюду находит примеры бесконечного развития внеш­него мира. Пишет ли Щипачев о недолгой жизни цветка, о пчеле, собирающей «добычу трудную свою», о старике-садовнике, чей жизненный след запорошат яблони белым цветом, - во всем он подчеркивает непрерывность, диалектичность изменений, переход из одного состояния в другое.

Яблоня
Она, в цвету была —
В весеннем платье белом.
Но ветер платье рвал
И молодое тело
Желанной целовал.
Теперь шептаться ей
В саду с соседкой-сливой.
Но не о чем жалеть!
Ей, тихой и счастливой,
Плодами тяжелеть...
 
Мир природы для Щипачева не только предмет созерцания, наслаждения, умиления и сокровенных творческих радостей. Для Щипачева природа - мастерская, где человек, неутоми­мый труженик, «землю может раем сделать - только руки приложить».

Природа, человек и труд объединены в стихах одной по­этической мыслью, ибо человек, являясь творением приро­ды, высшей формой ее развития, своим рождением обязан, прежде всего, труду.

Образ цветущей, в яблоневых и вишневых садах земли - сквозной образ в лирике С.П.Щипачева: таково воспри­ятие поэтом красоты природы, таковы впечатления далекого детства, когда на скупых пажитях Зауралья самым ярким, самым праздничным временем года была пора цветения черемуховых зарослей и яблоневых садов.

Наибольшую известность Щипачев приобрел своими стиха­ми о любви, о той высокой, поистине рыцарской любви Любовь и природа - основные мотивы поэзии Щипачева. Причудливо переплетаясь между собой, дополняя друг дру­га, они создают неповторимую поэзию С.П. Щипачева, В его лирике отчетливо чувствуется слияние внутреннего и внеш­него мира.

Стихи С.П.Щипачева показывают прекрасный и чистый мир природы, ее безыскусную красоту и свежесть. Стихо­творения, посвященные природе, отличаются необычайной наблюдательностью и реализмом, с которым автор описыва­ет пейзажи. Особенно часто в своих произведениях на тему природы Щипачев рисует картину времени года весны, времени суток утра как время пробуждения после долгого сна. Утро и весна - словно глоток свежего воздуха, словно рождение новой жизни!

Наибольшую известность среди читателей, даже тех, кто обычно стихов не читает, кто стихами интересуется мало, получила миниатюра «Любовью дорожить умей­те...»(1939).

Любовью дорожить умейте,
С годами дорожить вдвойне.
Любовь не вздохи на скамейке.
И не прогулки при луне.
Все будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
А песню нелегко сложить.
 

С прекрасным чувством меры, поэт следит за пением своей лирической музы и никогда не дает ей довольствоваться эмоцией ра­ди эмоции, ради настроения. Ради одного эстетического переживания, — его лирический рассказ всегда подводит к концовке, полной глубокого значения, где раскрывается смысл стихотворения, дается ключ к нему, и часто не толь­ко к нему, но к идее, для подхода к которой предшест­вующие строки только заманивающая тропинка.

В годы войны поэту не пришлось отказаться ни от своей негромкой, задушевной интонации, ни от основных тем поэзии.

22 июня 1941 года.
Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить,
в тот миг влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

1943

 

В 1942-1944 годах Степаном Щипачевым был создан боль­шой цикл лирических стихотворений о верности и стойкости в любви и дружбе. Он понимал, что война вмешалась в жизнь его героев, людей «не на виду», что она на долгие го­ды разлучила их с родными и близкими, испытывала кре­пость чувств разлукой, была проверкой самых интимных, самых сокровенных человеческих отношений. Он должен был сказать этим людям слово ободрения и поддержки, должен был убедить их, что любовь преодолеет все. Вот по­чему его лирические стихи походили на страницы дневника, открытые каждому.

«От строк ее и мне покоя нет», - писал поэт в 1944 году в стихотворении «Есть книга вечная любви». Эти стихи стали заглавными в самом известном, самом любимом читателями сборнике Щипачева - «Строки любви», который вышел в первый послевоенный год и был впоследствии переведен на многие языки мира:

Сегодня бой, и завтра будет бой.
Течет песок в землянке от обстрела.
Мы за войну не виделись с тобой, -
Наверно, изменилась, постарела.
Нет, и сейчас передо мною ты
Встаешь красивая и молодая.
Люблю тебя - и годы, пролетая,
Не тронут в памяти твои черты.
 

Таких стихотворений в годы войны Щипачев писал немало: «Хорошая, любимая, родная...» «У репродуктора», «Я давно ли брал тебя за руки», «Весенний дождь хлестал кусты», «Как хочешь это назови...», «Тебе исполнилось сегодня тридцать восемь...», «Пусть пристально глядят мужчи­ны...», и многие другие. Вдали от любимой женщины чув­ство поэта стало еще более одухотворенным и возвышен­ным, а его забота о ней, его желание нравственно поддер­жать ту, на чьи «худенькие плечи» легла тяжесть «военных зим», - еще более неотступным и сильным.

Женщина, к которой обращены его признания, прошла с ним нелегкий путь; ее «бабье лето» - в полном разгаре, ее чувства определились, устоялись, выдержали немало тревог. Щипачев воссоздал в своих стихах не только нравственный, духовный облик любимой, но и ее художественный портрет. «Ты не считай своих морщинок и лет себе не убавляй», - с нежностью говорит он любимой.

Бывают женщины – похожи.
На чуть привядшие цветы.
Еще милее мне, дороже,
Еще желанней стала ты.
 

Нельзя не заметить, однако, что С. Щипачев с особой на­стойчивостью и особым пристрастием обратился в тридца­тых годах к новой теме - к теме интернациональной соли­дарности людей труда. В какой-то степени это было опре­делено фактами его личной биографии. В юности, в годы гражданской войны, Щипачеву довелось встречаться с крас­ными бойцами-интернационалистами, бывшими венгерски­ми военнопленными.

Одним из лучших стихотворений этого периода является стихотворение «Седина» (1939).

Рукою волосы поправлю,
Иду, как прежде, молодой,
Но девушки, которым нравлюсь,
Меня давно зовут «седой»
Да и друзья, что помоложе,
Признаться, надоели мне:
Иной руки пожать не может,
чтоб не сказать о седине.
Ну что ж, мы были в жарком деле.
Пройдут года - заговорят,
Как мы под тридцать лет седели
и не старели в шестьдесят.
 

Итак, основными, наиболее яркими мотивами в лири­ке Щипачева мы определили следующие: космические, пей­зажные (утро и весна, цветущая, в яблоневых и вишневых садах земля), любовные, военные, трудовые.

Понятие поэтического мира взаимосвязано с понятием мотивной системы и основного ее элемента - мотива.

«Стержневые» мотивы, связывают воедино поэтиче­ский мир и картину мира автора, «периферийные» (наряду со стержневыми) формируют сам состав поэтического мира.

 

8. Власова Дарья Николаевна,
    ученица 10 "А" класса
    МОУ – СОШ № 4 
 

Роль наследия Степана Щипачёва в формировании мировоззрения подрастающего поколения.

Кто не знает имени известного уральского поэта Степана Щипачёва? Кажется, что этот вопрос совершенно неуместен, особенно для граждан постсоветского пространства. Ещё бы! Ведь творчество нашего соотечественника было довольно популярно в 40-50 годах прошлого века. Его произведения, такие как «22 июня 1941 года», «Два сердца», «Урал», «Поэты» и многие другие, до сих пор с особой теплотой вспоминаются нынешними бабушками и дедушками (например, стихотворение «Пионерский галстук» мои родители всё ещё помнят наизусть!)

Что в творчестве С.П. Щипачёва так привлекало людей той эпохи? Я думаю, что в этом вопросе большую роль сыграл сам стиль написания стихов: простой, понятный абсолютно каждому, но при этом такой живой, свободный. Степан Щипачёв писал на разные темы. В его творчестве мы можем найти стихи и о любви, и о Родине, и о природе, и о Великой Отечественной войне. В его произведениях каждый мог найти что-то близкое для себя. Поэтому неудивительно, что тема ВОВ особенно пользовалась популярностью среди современников Степана Щипачёва: именно эти стихи смогли отразить внутренний мир и настроение того поколения. В памяти людей, только что переживших ужасы Второй Мировой, навсегда остались «погибшие в бою». Кто тогда не задавался вопросом: «Не потому ли я живу, что умерли они?». Именно это состояние выразилось в стихотворении Щипачёва «Павшим». Кажется, что это не поэт говорит с нами посредством поэзии – нет! – голос самого времени, самого народа слышится в нём! Лично на меня это стихотворение навеяло меланхолию и вывело меня на определённые раздумья. Оно действительно заставляет задуматься: почему я живу? Или, лучше сказать, благодаря кому? Действительно ли моя жизнь стоила таких огромных жертв? ... Думаю, каждый сам должен найти ответы на эти вопросы, так как невозможно дать им однозначное определение.

Именно это стихотворение более всего вызвало стремление ближе познакомиться с творчеством Степана Щипачёва. Признаюсь, что до этого я не особо интересовалась произведениями данного автора (впрочем, как и большинство моих сверстников). И, несмотря на то, что стихи Щипачёва мне приходилось не раз слышать в школе или на каких-либо культурных мероприятиях, я загорелась желанием найти другие его произведения, ведь это даст мне возможность больше узнать об этом поэте.

Среди его многочисленных работ самыми популярными являются такие стихи, как: «Урал», «22 июня 1941 года», «Любовью дорожить умейте», ранее упоминаемый «Пионерский галстук» и другие. Все они оставили свой глубокий отпечаток в сердцах людей того времени, и, как мне кажется, сами являются в каком-то смысле проявлениями той эпохи. Это и понятно: каждый художник стремится отразить в своём творчестве актуальные его времени темы. Но было бы очень неправильно полагать, что такие произведения не найдут отклик в сердцах будущих поколений. К тому же не стоит забывать про такие вечные темы, как любовь, патриотизм, жизнь и смерть, поиск себя. У Степана Щипачёва можно найти произведения на абсолютно разные темы, что значительно расширяет число потенциальных читателей. Вот и я не смогла остаться в стороне. Среди длинного списка работ нашего соотечественника мне особенно запало в душу стихотворение «Два сердца». Название говорит само за себя. Действительно, в данном произведении автор решил затронуть знакомую каждому человеку тему – тему любви. Но любви не приторной, не сказочной, а сложной и, в некотором роде, противоестественной. С первых строк мы узнаём о двух героях, о двух непохожих сердцах. И непохожих настолько, что никогда «не примерить им помыслы свои». У них разные цели, разные взгляды, разные характеры. И, конечно, с таким раскладом им очень сложно идти по жизни рука об руку. Сам автор пишет: «Нет хуже, если эти два созданья, случайно заплутавших в темноте, хотя б на краткий срок сведет желанье беспечное в природной слепоте». Это «беспечное» желание и тому, и другому принесёт боль и разочарование. Обоим будет проще друг без друга, но отчего же «одно к другому тянется порой»? Этот вопрос мне показался очень интересным. И действительно, почему люди, совершенно друг другу противоположные и неподходящие, порой проводят вместе всю жизнь, истязая друг друга? Возможно, про эту ситуацию можно сказать, что «противоположности притягиваются». Однако я думаю, что такой сюжет в реальной жизни не может закончиться чем-то хорошим. И Щипачёв в своём стихотворении отражает внутреннюю борьбу двух столь разных персонажей. Он показывает, что настоящие, реальные отношения далеко не всегда могут быть счастливыми и идеальными. Он показывает, что отношения – это трудная борьба, наполненная поражениями и победами. И если, пройдя вместе сложный путь, оступаясь и поднимаясь снова, эти два абсолютно разных сердца продолжают тянуться друг к другу, возможно, им всё же невозможно жить порознь?.. Не уверена, что сейчас могу дать ответ на этот вопрос, ведь я ещё юна и многое не успела познать. Конечно, у Степана Щипачёва есть и другие достойные произведения. Но, возможно, в силу моего возраста и характера, именно стихотворение «Два сердца» затронуло меня, мою душу и вызвало много вопросов.

Если я, человек совершенно другого времени, нежели Степан Щипачёв, смогла проникнуться его произведениями, следовательно, и моим ровесникам это будет интересно. В действительности всё не так просто: все люди разные, поэтому невозможно сделать какой-либо общий вывод, основываясь на мнении только одного человека. Но мне стало интересно, каким образом творчество Степана Щипачёва отражается на жизни современных людей? Возможно ли, что в наше время его стихи вновь окажутся актуальными, или Щипачёв оправдает своё звание « почти забытого поэта»?

За ответами на эти вопросы я, как и полагается современному человеку, отправилась в интернет. Однако даже запросы в поисковике совершенно не дали никаких результатов! (что, впрочем, неудивительно – информации о нашем известном соотечественнике на самом деле не так много во «всемирной паутине»). Тогда я решила, что вместо того, чтобы искать уже готовый ответ, намного быстрее и интереснее будет самой во всём разобраться. На ум сама собой пришла идея устроить опрос, участвуя в котором, каждый смог бы выразить своё мнение по поводу творчества Степана Щипачёва. Однако устраивать подобное мероприятие на улице было бы весьма долго и, признаюсь, неловко. На помощь пришёл всё тот же интернет. В соцсети «ВКонтаке» я устроила публичный опрос с вариантами ответов на тему: « Как творчество Степана Щипачёва повлияло на вашу жизнь?» На данный момент в опросе уже проголосовало около 200 человек (в реальной жизни было бы весьма проблематично опросить такое количество людей)! Изучив результаты опроса, я выяснила, что большинство проголосовавших - это люди примерно 20 лет или немого старше ( учитывая цель выяснить мнение именно молодого поколения, можно сказать, что такой возраст – как раз то, что нужно!). Скажу честно – результат меня не очень удивил. Большинство людей (а это около 33 %) ответили, что творчество Степана Щипачёва совершенно никак не отразилось на их жизни. Второй по популярности ответ: «Слышал(а) это имя раньше, но с творчеством не знаком(а)» (примерно 27 % опрошенных). Почти 14% опрошенных ответили, что не знают такого человека! Вот три самых популярных ответа. Как я и говорила ранее – меня не особо удивила такая статистика. Неужели Степан Щипачёв стал « забытым поэтом»? Говорить так было бы слишком категорично. Не думаю, что дело в творчестве нашего соотечественника. Возможно, такая ситуация сложилась оттого, что мы сами перестали интересоваться литературным творчеством (и не только Степана Щипачёва, а всего писательского мира в целом). Но не может не расстраивать тот факт, что 27% и 13% опрошенных не знакомы с творчеством данного поэта. Конечно, у каждого человека есть своя причина такого незнания. Но никогда не поздно узнавать что-то новое. И, вместо того, чтобы упрекать людей в их неосведомлённости, нужно, наоборот, помочь им разобраться в данном вопросе.

Именно так и поступили организаторы литературного вечера, посвящённого 120-летию Степана Щипачёва. Данное мероприятие проходило 2 февраля в ДиКЦ. Его могли посетить все желающие, и я не стала исключением. Мне хотелось понаблюдать за пришедшими на вечер людьми. Я поняла, что, конечно, большинство пришедших – это люди зрелого возраста, однако и без молодёжи не обошлось. Это показывает, что молодому поколению, пусть и в меньшей степени, чем старшему, тоже интересно творчество Степана Щипачёва. И это не может не радовать! Такой результат вселяет надежду, что в будущем интересующихся произведениями нашего соотечественника станет немного больше.

Но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что пока устраиваются подобные мероприятия, пока существуют люди, знающие имя и творчество Степана Петровича Щипачёва, этот поэт никогда не получит звание «забытый поэт».

 

9. Дергачева Полина Александровна,
    Качусова Яна Романовна,
    ученицы 8 «А» класса
    МАОУ-СОШ № 2
 

Проект: Роль литературного музея Степана Щипачева в жизни ГО Богданович

Введение

В современное время повышается интерес людей к таким культурно-досуговым учреждениям как музей. К посещению музеев привлекается молодежь, проводятся интересные выставки. Выставки - главная площадка взаимодействия музея с публикой. Именно по выставочной программе чаще всего публика судит об успехе или неудаче музея. В современном мире возрастает досуговая функция посещения музеев. Отключение от повседневности, появление особого душевного настроя при общении с высочайшими достижениями культуры - в этом реально проявляется значение музейных выставок для поддержания духовного здоровья человека. 

Цель работы: изучить историю создания Литературного музея Степана Щипачёва в ГО Богданович.

Задачи: - анализ литературы по данной теме;

- познакомиться с историей создания музея и ее хранителем, Хлыстиковой А.М.;

- познакомиться с биографией Степана Щипачёва;

- какую роль играет литературный музей Ст. Щипачева в ГО Богданович;

- познакомить одноклассников с результатами работы;

Объект исследования: литературный музей Степана Щипачёва в городском округе Богданович;

Предмет исследования: роль литературного музея Степана Щипачёва в жизни ГО Богданович;

При написании работы мы использовали следующие методы:

- анализ литературы и Интернет-публикаций;

- систематизация материала;

- анкетирование учащихся и т.д.

Наш класс очень дружный и интеллектуальный. С классным руководителем, Варваркиной И.А., мы много путешествуем, посещаем различные выставки, участвуем в олимпиадах и конкурсах.

Нам стало интересно, а что знают наши одноклассники о музеях, которые находятся в нашем городе? Как часто посещают городские музеи? Мы решили провести анкетирование и получили следующие результаты:

Вопрос Ответ, чел.
Что такое музей? Правильно ответили - 24
Какие музеи Вы знаете: Эрмитаж, Пушкинский музей,
Какие музеи ГО Богданович Вы знаете?

Краеведческий музей – 18

Литературный музей С.Щипачева – 22

Музей воинской славы (школа № 9) – 1

Посещали ли Вы музеи ГО Богданович

Да – 23

Нет - 1

Среди наших одноклассников оказалось много тех ребят, которые знают музеи ГО Богданович, и хотели больше узнать об одном из них более подробно. Нам захотелось самим больше узнать об одном из музеев нашего города, литературном музее С. Щипачева и рассказать о нем своим одноклассникам.

Глава I. История создания музея.

  1. 1.1.Хранительница музея А.М.Хлыстикова

         Многие знают о литературном музее Степана Щипачева который находится в ГО Богданович. Те, кто хоть раз посетил музей, видели, сколько труда, любви и душевного тепла в него вложено. Директором этого уютного дома уже много лет является А.М. Хлыстикова.

         Антонина Михайловна родилась в Пермской области, деревне Каменный Ключ. После окончания школы закончила Камышловское педагогическое училище. Более 30 лет назад приехала в Богданович и устроилась на работу библиотекарем в школу № 1.

         - Здесь я открыла для себя Степана Щипачева, - рассказывает Антонина Михайловна, - я и раньше знала, что есть такой поэт, но никогда не думала, что его стихи так изменят мою жизнь и навсегда останутся в душе и сердце.

         Предыдущий библиотекарь передала мне книги, среди которых был сборник стихов Щипачева «О Родине думаю». На обложке был автограф автора и его адрес. С этого началась моя переписка с женой поэта и экспедиции с учащимися по местам, где прошли годы детства и юность поэта.

         - Речь о создании музея зашла в 1989 году, - вспоминает Антонина Михайловна, - в мае 1990 года меня назначили его директором еще не существующего музея.

         Валентина Николаевна Щипачева, вдова поэта, начала передавать его литературные архивы. Поездки в Москву, встречи с писателями и художниками, лично знавшими Степана Щипачева расширили представления Антонины Михайловны о месте нашего земляка в литературном процессе XX века.

         Многие в городе знают Антонину Михайловну и говорят о ней только положительно. Это человек с открытой душой, которых сегодня мало, человек очень хороший и ответственный, который точно знает и уверенно делает свою работу. Она никогда не выставляет себя напоказ, очень скромная и тихая женщина.

         Музей и его директор заслужили немало дипломов. Одной из главных наград А.М. Хлыстиковой является диплом лауреата премии О. Клера. Его вручают за особо ценную работу по краеведению и музееведению в области истории и географии, за создание масштабных музейных экспозиций и крупных выставок. В 2006 году музей Ст. Щипачева был удостоен золотой медали в первом ежегодном общественном конкурсе Большого Урала и Западной Сибири «Музей года. Евразия - 2006», в номинации «Своим путем».

         Антонина Михайловна не только директор, но и настоящая хранительница литературного музея. По всему видно, что ее труд доставляет ей удовольствие и радость. Всех, кто придет в музей Степана Щипачева, встретит радушная хозяйка, которая никого не оставит без внимания и для всех станет гидом в мире литературы и гармонии.

        

  1. 1.2.Путь к поэту.

         Литературный музей поэта открылся в городе Богданович 19 августа 1994 года. Научное руководство литературной экспозиции осуществил Государственный литературный музей писателей Урала. Знакомство с художниками студии «Артефактум» стало знаковым событием – все члены этого творческого коллектива с огромным уважением отнеслись к личности поэта при создании музейных экспозиций. Автор и исполнитель художественной концепции – студия «Артефактум» под руководством известного художника Ю.В.Калмыкова. 

Фонды музея созданы благодаря бескорыстному дарению вдовы поэта В.Н. Щипачёвой. Часть материалов собрана кружком литературного краеведения, который работал при бывшем Доме пионеров. 

Музей состоялся благодаря усилиям очень многих людей. И главное, руководители нашего города с пониманием относятся к вопросам культуры. Экспозиция посвящена жизни и творчеству поэта, ставшего популярным и признанным автором в 1950-1960 гг. 

Литературный музей Степана Щипачёва в городском округе Богданович относится к числу музеев, созданных в последнее десятилетие ХХ века. Этот музей – единственный из литературных музеев Свердловской области посвящён поэзии.

Основу музейного фонда составляют личные вещи, документы и фотографии, литературные издания крупнейшего поэта-лирика советской эпохи Степана Петровича Щипачёва, участника гражданской и Великой Отечественной войн, уроженца Богдановичского района. Музейные фонды насчитывают более 6800 экспонатов. В их числе библиотека поэта, включающая книги современников Степана Щипачёва с дарственными надписями и посвящениями, коллекция художественных миниатюр (портреты поэтов и писателей) московского графика Николая Калиты, большая часть архива известного в своё время уральского художника-графика, фронтовика, Валентина Фёдоровича Васильева (1923-1986г.г.).

Помещение музея невелико. И особое место в нём занимает кабинет поэта. Переделкинский кабинет Степана Щипачёва, реконструированный в музее, с простыми, добротными и долго служившими поэту вещами: стол, книжные полки, лампа, освещающая только чистые листы бумаги, создают состояние умиротворения, той «звучащей тишины» когда наступает час светлых раздумий и тихих слов. А за окном вдруг появляется видение милой родины, дорогих Щипачей, где всё начиналось и куда постоянно стремилась душа поэта. Самый большой зал отведён для литературной экспозиции. Документы, письма, книги, предметы быта из Щипачей и сухие травы – всё помогает ощутить особый мир удивительно русского поэта Степана Щипачёва. Завершает экспозицию Древо Жизни, Поэзии, Судьбы. В его волшебных ветвях – распахнутые страницы вечной Книги – тончайшее марево белых облаков. Их затемняют тучи. И всё это – как сама жизнь, светлая и тёмная, добрая и злая. Поэты приходят в музей Степана Щипачёва. С рождением музея в нашем городе появилось место для особой категории людей, которым раньше не доставало внимания. Литературная гостиная музея – место таких встреч. Где сама обстановка обещает праздник, где горят свечи, читают стихи, исполняются романсы и звучит музыка. 

Литературный музей Степана Щипачёва – особая достопримечательность нашего города. Музей поэта открыт для всех, кто желает прикоснуться к вечному, светлому и чистому источнику – имя которому – Поэзия.

  1. 1.3.Экспозиции музея.

Музей занимает очень скромное пространство в трёхэтажном жилом доме, в центре города. Первое впечатление зашедшего сюда ошеломляет. Крыльцо и распахнутая дверь, сквозь которую прорастающие ветви рядом стоящего дерева напоминают о знаковых символах русской поэзии. А рядом скамья с забытым женским шарфом – это уже о другом… о самом знаменитом стихотворении поэта Щипачёва, о его «скамейке». Андрей Вознесенский, вспоминая щипачёвскую скамейку, писал, что она в веках пребудет в русской поэзии. Андрею Андреевичу свойственны преувеличения, но сегодня уже другое тысячелетие на дворе, а стихотворение Степана Щипачёва «Любовью дорожить умейте…» всё ещё помнят.

Вас приглашают в зал, где расположена главная экспозиция музея. Она посвящена литературной судьбе Степана Петровича Щипачёва, месту его поэзии в литературном процессе XX века.

Фотографии, книги, газетные вырезки, журналы, письма… обыкновенный музейный ряд. Но за всей этой обыкновенностью внимательному посетителю открывается уникальная судьба поэта.

Вот он «с самой сердечной спутницей детства» - бабушкой Степанидой на акварели свердловского художника Валентина Васильева. А здесь первая фотография юного Степана Щипачёва с камышловскими купцами Лагуткиными, у которых он до революции служил приказчиком.

Книга французского учёного Камила Фламариона «Популярная астрономия», прочитанная в юности, потрясла его воображение.

Щипачёв в будёновке – преподаватель истории в военном училище. Рядом журналы 20-х, 30-х годов – «Красная новь», «Залп», «Рост», «Прожектор» - ушедшая эпоха…

Фотография 1939 года. Щипачёву сорок лет. Лицо открытое, светлое, красивое. Посетители старшего поколения постоянно подмечают, что Щипачёв похож на Фадеева, Николая Кузнецова. Это ещё один знак времени. Поэт – ровесник XX века. Все события, все крутые виражи, трагедия и пафос века стали его судьбой.

В 50-е, 60-е годы наш поэт жил в эпицентре литературной жизни столицы. «Великое дело сделал для нашего поколения и для развития поэзии в целом Степан Петрович Щипачёв»,- вспоминает Евгений Евтушенко.

Степана Щипачёва выбирают руководителем московской писательской организации, во главе которой до него были такие выдающиеся деятели отечественной литературы, как Сергей Михалков и Константин Федин.

Именно при Степане Щипачёве началось это беспримерное явление: выступления поэтов, которые собирали десятки тысяч слушателей. Издаётся альманах московских поэтов «День поэзии». Первый выпуск альманаха вы можете увидеть в нашем музее.

Письмо, подписанное так доверительно и трогательно «Твой Костя Симонов», полученное Степаном Петровичем Щипачёвым в январе 1968 года, когда из жизни поэта уходит его жена и друг Елена Викторовна Златова.

Уральских знатоков литературы заинтересует письмо Льву Сорокину по поводу его книги «Рябиновые зори». А вот единственный прижизненный поэтический сборник Ксении Некрасовой. Наверное, и единственный на всём Урале. «… трудно верится, что когда-то этому сборнику и мне, его редактору, приходилось долго пробиваться сквозь людскую глухоту», - вспоминал Степан Щипачёв.

Книги, фотографии, письма – документы ушедшего времени, без знания которого сложно обживать наступивший XXI век. «Пусть ветер времени перелистывает страницы моей души», - обращаясь к читателю, писал поэт.

А потом Вас поведут в кабинет, в его творческую мастерскую. Кабинет поэта, в котором жил Степан Щипачёв последние двадцать лет, вывезен из Переделкино. Стол, книжный шкаф, ваза «Капля» из чешского стекла, портрет внучки Маши Щипачёвой кисти его старшего сына Ливия, в своё время довольно известного московского художника.

На книжных полках книги с дарственными надписями от друзей Щипачёва, «товарищей по жизни» - известных поэтов, писателей, литературоведов.

В последние годы наш земляк постоянно думал о своём возвращении на родину. И возвращение состоялось! В другой его жизни, в музее, в его кабинете, неожиданный, медленный рассвет за окном, встающий видением милой родины, дорогими Щипачами.

Когда-то в гостеприимный дом Степана Щипачёва в Москве, в Лаврушинском переулке, и на его дачу в Переделкине стремились многие, кто искал поддержки, покровительства, внимания.

  1. 1.4.Серебряная Елань

Литературно-художественное объединение «Серебряная Елань» 
образовалось при Литературном музее Степана Щипачёва в 1997 году и получило своё имя от названия урочища в окрестностях Щипачей (Волковских), где, по словам местных жителей, росла особая рожь светлого оттенка, пользовавшаяся повышенным спросом на ярмарках.

В содружестве писателей и поэтов стали рождаться литературные альманахи. И было их три: в1997, 1999, 2000г.г. Содружество развивалось и крепло: проводились поэтические турниры, поэты и писатели выступали перед зрителями литературного музея и других культурных учреждений с авторскими программами, художники проводили выставки живописи и графики.

В состав «Серебряной Елани» входят мастера художественного слова: Елена Софрыгина, Екатерина Ермакова, Надежда Зима (Ожинкова), Светлана Головоченко, Светлана Берсенёва, Антонина Черных (Хлыстикова), Анастасия Кобелева, Галина Гузь, Альбина Томина, Валентина Смирнова,Антон Болдаков, Андрей Казанцев, Иван Разгайлов, Игорь Семёнов, Сергей Мальцев, Юрий Фантер, Виктор Ляпустин, Владимир Бороздин, Максим Сергеев, Александр Колосов, Геннадий Топорков, Александр Иканин и Павел Осипов.

Трое последних из перечисленных также входят в число художников «Серебряной Елани», к которым принадлежат Вадим Колбасов, Надежда Иканина, Любовь Черных, Татьяна Глухих и другие.

За время существования «Серебряной Елани» были изданы авторские сборники Елены Софрыгиной, Антонины Черновой, Валентины Смирновой, Галины Гузь, Альбины Томиной, Сергея Мальцева, Максима Сергеева, Юрия Фантер, Геннадия Топоркова и Александра Колосова. Публикуется на страницах газеты «Народное слово» в тематической полосе «Зелёный абажур».

Глава II. Биография Степана Петровича Щипачёва.

В маленькой деревне Щипачи, Камышловского уезда, въюжной декабрьской ночью 1899 года (7 января 1899 года по нов. ст.) в семье крестьянина Петра Щипачева родился сын. Назвали его Степаном.

Отец умер рано, а мать осталась с маленькими детьми. Самым младшим был Степан. Жить стало трудно. Пришлось маленькому Степе с бабушкой ходить по дворам и просить милостыню, а сестры пошли в прислуги.

До 9 лет Степан полторы зимы учился в церковноприходской школе, затем батрачил два года в селе Филатово. Одиннадцати лет вместе с другими деревенскими бедняками Щипачев подался на асбестовые прииски (ныне город Асбест). Работа была тяжелая: просеивали через грохота асбестовый мусор. А через год он уже работал в забое наравне со взрослыми. Хотя в отличие от взрослых получал не 60 копеек за двенадцатичасовой рабочий день, а 30. Однажды на прииске была забастовка, в которой принимал участие и Степан.

В начале 1914 года Степан Щипачев приехал в Камышлов и поступил на работу в лавку братьев Лагуткиных. Сперва служил «мальчиком», потом стал приказчиком. В лавке, кроме галантерейных и прочих товаров, продавались книги. Здесь юноша приохотился к чтению.

Стихи он полюбил еще в церковно-приходской школе. Большое впечатление на него произвело лермонтовское «Бородино». Первые стихи Степана Щипачева, написанные в 1915 году, были о войне, о раненых солдатах, вернувшихся с фронта. В 1917 году были написаны стихи о «царе-кровопийце» и о «буржуях-вампирах». Эти строки Степан читал своим товарищам.

В мае 1917 года Щипачев был призван в армию, в город Глазов Вятской губернии. Там его застала Октябрьская революция. Часть, в которой служил Степан, была самой большевистски настроенной частью в гарнизоне. Вместе с другими солдатами выполнял поручения партийной организации.

Весной 1918 года Степан Щипачев вернулся домой.

В апреле 1919 года идет в Красную Армию. Осенью 1919 года вступил в партию большевиков. В конце октября того же года был послан на кавалерийские курсы красных офицеров в Оренбург. Там Степан Петрович посещал литературное объединение. Не раз на объединении читал свои стихи. В Оренбурге впервые услышал имя Маяковского. Строчки его стихов поразили Степана Петровича непохожестью на все, что читал раньше.

Щипачев был активным курсантом, принимал участие в клубной работе, был председателем партбюро. По окончании школы его направили в Москву на педагогические курсы. Учась на курсах, Степан Петрович в свободное время бывал на вечерах Маяковского, слушал Блока, лично познакомился с некоторыми поэтами.

В феврале 1922 года, окончив педагогические курсы, был направлен в Крым в качестве армейского политработника и прослужил там до осени 1925 года. В Крыму Степан Петрович Щипачев написал много стихов. В 1923 году в Симферопольском издательстве вышла первая книга его стихов. Она называлась «По курганам веков». Затем Щипачев написал поэму «Гимн вечности».

В январе 1926 года Щипачева перевели в Москву, в артиллерийскую школу преподавателем обществоведения. Его стихи печатались в журнале «Октябрь», а позднее в других журналах.

Осенью 1931 года Степан Щипачев поступил в институт красной профессуры, на литературное отделение, который закончил в 1934 году. Учась в институте, поэт написал поэму «Фронтовики».

В последующие годы Щипачев пишет лирические стихи. Особенно творчески богатым для него был 1938 год. Тогда он написал больше двадцати лирических стихотворений: «У моря», «Тебе» и другие.

Во время Великой Отечественной войны С. П. Щипачев написал много стихов о героизме наших воинов в борьбе с гитлеровскими захватчиками.

Много своих произведений поэт посвящает теме любви. Его лирическими стихами зачитываются и молодежь, и люди зрелого возраста. Многие строки из его стихотворения «Любовью дорожить умейте» стали крылатыми.

Свою любимую книгу Степан Щипачёв назвал «Строки любви». Она вышла в победном 1945 году.

Последнее прижизненное издание «Строки любви» - в 1979 году.

Проза поэта: автобиографическая повесть о детстве «Берёзовый сок» и литературные мемуары «Трудная отрада».

В 1977 году  издательство «Художественная литература» выпустило 3-х томное собрание сочинений  Степана Щипачёва. Прижизненных изданий насчитывается около 130. 

В 50-е годы прошлого столетия руководил секцией московских поэтов. С 1959 – 1963г.г. – Первый секретарь Московской городской организации Союза писателей.

Дважды лауреат Сталинской премии (1949, 1951 гг.). Награждён 9 орденами СССР.

Умер 1 января 1980 года. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище.

Глава III. Роль литературного музея Ст. Щипачева в жизни ГО   Богданович.

Сегодня музей поэта – интеллектуальный центр Богдановича. Литературная гостиная за восемнадцать лет стала местом интересных встреч, литературных праздников, поэтических турниров, выставочных проектов. Чаще всего в гостиной экспонируется творчество горожан: живопись и графика, фотография и вышивка, авторские куклы и необыкновенный фарфор, керамика, резьба по дереву и горячая эмаль…

Здесь же проходят поэтические турниры, презентации книг местных поэтов. Музей занимается и издательской деятельностью.

Главные посетители музея – школьники. Они приходят на экскурсии, участвуют в литературных играх, литературных уроках, конкурсах чтецов. За прошлый 2018 год, сотрудниками музея было проведено более 60 мероприятий для детей ГО Богданович.

120- летие со дня рождения поэта было отмечено большим поэтическим праздником в ДиКЦ. Юбилеи поэта отмечаются каждые пять лет. Они проходят при переполненном зале с именитыми гостями из писательских союзов Урала.

Скромной и достойной была судьба нашего поэта Степана Щипачёва, и за пределами его земной жизни она преобразилась в новом воплощении в маленьком музее провинциального Богдановича.

В 2006 году, в Первом общественном конкурсе музеев Большого Урала и Западной Сибири «Музей года. Евразия – 2006» литературный музей Степана Щипачёва награждён «Золотой медалью» за нестандартный подход к музейной работе в номинации «Своим путем».

Литературный музей Ст. Щипачёва сегодня – это пять сотрудников музея, одним из которых является дочь Антонины Михайловны – Ксения Юрьевна

В 2015 году музей организовал X Пушкинский марафон.

Новая форма работы «Променад литературных персонажей» в День города гармонично вписывается в городское праздничное гулянье.

В 2018 году на Богдановичском телевидении вышел цикл передач о музее С. Щипачева.

Мы не представляем наш город без литературного музея, в эту уютную гостиную хочется возвращаться вновь и вновь. В ходе работы над проектом, мы действительно убедились в том, что Литературный музей является «сердцем» нашего города. В его уютную гостиную хочется возвращаться вновь и вновь. Творческие вечера, которые проходят в музее, не оставляют равнодушными ни одного жителя города. В отличие от других музеев, где проводятся только экскурсии, литературный музей С. Щипачева организует: литературные уроки, литературные путешествия, утренники для школьников, часы поэзии и пушкинские марафоны, всевозможные конкурсы, авторские программы городских поэтов, литературные вечера и встречи с поэтами и писателями Урала. Мы рады, что живем в таком городе и у нас есть возможность приходить в музей.

 

10. Чекаданов-Бородин Владислав,
      ученик 6 "А" класса
      МАОУ школа-интернат №9

 

 

Голос родной земли

И пахнет радостью и болью
Еще не спетая весна.
Тревожной к Родине любовью
Открылась неба глубина
Михаил Дёмин

 Введение

Я приехал на Урал 4 года назад. Родился и вырос на солнечной земле Донбаса. Но уже успел полюбить эту скромную и, как показалось мне сначала, люто холодную землю.

Больше всего на свете люблю читать и сочинять стихи. О чем мои маленькие вирши? О маме, о зиме, о Родине, об истинной красоте природы... Очень люблю участвовать в проектах, один из последних - проект по литературе “Времена года”.

Вот тут-то я и обнаружил, что не все любят стихи, а некоторые совсем не хотят видеть красоты окружающего нас мира. Это показалось обидно и несправедливо!

Так родилась идея: попробовать показать моим одноклассникам и ребятам нашей школы близкий, родной и понятный всем без исключения мир... Мир, который каждый из нас видит ежедневно, но не всегда замечает его очарования и красоты. Кто же и когда воспел нашу землю в своих стихах?!!! И первое имя, конечно же, имя Степана Щипачёва!!!

За документами и материалами мы отправились в Литературный музей Степана Щипачева города Богданович, где нас встретили и радушно приняли Антонина Михайловна Хлыстикова и Ксения Крутикова... Рукописи, документы, письма... А среди них - одно, адресованное Михаилу Дёмину, неизвестному мне до этой встречи в музее! Там же оказались богатейшие и редкостные материалы об этом замечательном поэте! Яркие, емкие, сильные и одновременно нежные строки о Родине, земле, Кашино, Богдановиче, друзьях и любимых потрясли меня!!! Невозможная любовь, пронзившая каждую клеточку поэта, звучала в строках стихов неизвестного мне поэта.

Говорят, что Есенин - часть рязанских земель, и памятник на его Родине - это своеобразная метафора - поэт будто бы вырос, вышел из земли, воплотился в камне и растениях вокруг... Нам тоже есть кем гордиться! И это Михаил Дёмин!..

Поклоняюсь траве и берёзам
Каждой птахе, поющей в лесу,
В будни серой привычной прозы
радость жизни они несут
 

Думаю, что о таком человеке должны знать как можно больше людей: и мои ровесники, одноклассники, и россияне, живущие за пределами уральских земель!!!

Итак, познакомившись с документами, рукописями и стихами, я решил приняться за работу, а для этого мы определили следующие этапы работы:

  1. Изучить биографию поэта.
  2. Прочитать все стихи из сборника “Родные звёзды над окном ”
  3. Составить свою книгу с особенно понравившимися мне стихами Михаила Дёмина для того, чтобы познакомить с ними моих одноклассников.
  4. Попытаться сочинить свое стихотворение о природе..
  5. Оформить информационный стенд в школе.
  6. Подготовить выступление и презентацию.
  7. Выступить перед ребятами моей школы.

Паспорт проекта

ТИП ПРОЕКТА:

Поисковый с элементами творчества

ЦЕЛЬ РАБОТЫ: Обратить внимание моих сверстников на красоту земли, на которой они родились, для этого познакомить их с творчеством одного из великих поэтов, наших земляков.

ЗАДАЧИ:

  1. Изучить биографию поэта - Михаила Дёмина
  2. Прочитать стихи из сборника “Родные звёзды над окном ”
  3. Создать свою книгу с особенно понравившимися мне стихами Михаила Дёмина для моих одноклассников.
  4. Попытаться сочинить свое стихотворение о природе.
  5. Оформить информационный стенд.
  6. Подготовить выступление и презентацию.
  7. Выступить перед ребятами моей школы.
  8. Предоставить результаты проделанной работы на муниципальный конкурс “ Рождественские чтения”

ВРЕМЕННЫЕ РАМКИ:

Две недели

ПРОДУКТЫ ПРОЕКТА:

  1. Книга, самостоятельно составленная мною, с особо понравившимися стихами Михаила Дёмина.
  2. Информационный стенд в нашей школе.

3. Слово для выступления.

         Из жизни и о жизни…

«Михаил Дёмин родился 30 октября 1938 года в селе Кашино Богдановического района Свердловской области», - такими словами начинаются почти все сообщения, рефераты, статьи и очерки об этом человеке, но какая противоречивая, сложная и многоликая жизнь у этого необыкновенного поэта…

     Его детство и юность пришлись на тяжелые послевоенные годы. Мама - Матрёна Васильевна поднимала троих сыновей одна, они росли на удивление статными, ладными, умными и красивыми, несмотря на царящие тогда голод и разруху. С раннего детства мальчики были знакомы с крестьянским трудом. А работать приходилось немало даже детям.

   В семье особенно отличался Миша: он очень много и с удовольствием читал, отлично рисовал, поражая окружающих своими талантами, а ведь он был самоучка. Но голодное время не позволило сбыться всем мечтам будущего поэта, по настоятельному совету дяди юноша поступил в техникум Советской торговли, чтобы стать…поваром!

   Но мечтать Михаил не перестал. После окончания техникума он получил направление на работу в столовую Военного гарнизона. А грезил…грезил морем!!!

   Так наш поэт попадает на службу в Балтийский и Северный флот, причем настоящим подводником!!! Это было настолько значимо для него, что свой день рождения праздновал 29 октября – день спуска на воду подводной лодки, на которой он служил. В такой удивительный период Михаил Дёмин начинает писать свои стихи: они появляются сначала во флотской газете, а потом и в альманахе «Полярное сияние». Тогда же происходят и жизненно важные встречи с поэтами, сыгравшими в его жизни великую роль, например, с Дмитрием Ковалевым, верным другом и мудрым учителем.

   А дальше после службы он учился в Уральском Государственном университете и плодотворно работал в печати. Востребованный газетчик, талантливый журналист, и, конечно, поэт! Стихи Михаила Дёмина с удовольствием печатают в газетах Богдановича, Сухого Лога, Пышме и в Талице, в областной и столичной печати.

   С годами светлые, нежные и легкие стихи становятся глубокими и наполняются трагизмом, болью за свою страну, они пронизаны осознанием невозможности остановить время и вернуть былое счастье…

   Вся палитра чувств поэта раскрывается перед нами: от радости и восхищения красотой мира до глубокого горя, испытанного в периоды жизненных испытаний – вдохновение и желание писать   стихи были всегда!

   Первый и единственный сборник со стихами, напечатанный в типографии газеты «Флаг Родины», подарил ко дню рождения (на 60-летие) дальний родственник, наш знаменитый земляк – адмирал Черноморского флота - Виктор Кравченко.

Маленькая брошюрка состояла всего из 29 стихотворений поэта, но, по воспоминаниям друзей, присутствовавших при вручении ящиков с книгами, Михаил Дёмин радовался необычайно своим собственным книгам, и был по-настоящему счастлив, как бывают счастливы только дети, когда сбываются их самые мечты!

   3 марта 2000 года поэт ушел из жизни, ушел так, как когда-то решили покинуть эту землю Сергей Есенин и Марина Цветаева, чью поэзию он так ценил и любил…

   Похоронен в Кашино…Он вернулся домой, к истоку … И, конечно же, Михаил Демин   остался с нами навсегда …Есть имена, они велики, но как велики, так они тихи…

   Нельзя не сказать о втором и, верится, не последнем издании книги стихов Михаила Демина, вышедшем в свет в 2002 году. В сборнике уже 129 стихотворений, остались прежними рубрики:« Сокровенное», «На суше и на море», «Строки любви», «На прощание», но появилась автобиография и статья – воспоминание Антонины Михайловны Хлыстиковой, близкого и родного человека поэта, замечательного директора нашего Литературного музея.

   Эту книгу – потрясение мы с трудом нашли в городской библиотеке, надо сказать, что она там в единственном экземпляре, поэтому я твердо решил уже сегодня стать составителем и издателем своей книги, в которую, войдут наиболее понравившиеся мне стихи. Считаю это сегодня своим долгом, так как очень хочу рассказать всем моим друзьям об этом поэте и о том, как прекрасен наш мир!!! Надо только научиться видеть!!!

Я тоже мечтаю, мечтаю о маленьком и о высоком, близком и о далеком. Есть мечты сокровенные тайные, но недавно появились новые цели в жизни.

   Вырасту, стану известным поэтом, и, очень надеюсь, постараюсь издать книгу Михаила Дёмина уже большим тиражом, таких сборников должно быть много!!!. А еще обязательно найду талантливого скульптора, чтобы сделать достойный памятник в Кашино…

А ближайшие мои планы таковы:

Очень хочется продолжить знакомство с поэзией и прозой Урала, воспеть и эту землю в своих будущих стихах, начать создавать свой сборник стихов и, конечно же, продолжать убеждать своих ровесников в том, что скучной земли не бывает, Родина всегда любима и неповторима, а красота – она рядом, стоит только повнимательнее вглядеться…

 

 

11. Иванова Дина Алексеевна,
      ученица 9 "А" класса
      МОУ  СОШ № 4

Основа автобиографической повести «Берёзовый сок»

Творчество Степана Щипачёва можно встретить в книге для чтения пятого класса: там присутствует его стихотворение «Красный галстук». Так же он написал стихотворения: «Атака», «Берёзка»; поэмы: «Павлик Морозов», «Перевалы» и многие другие. Но первая и единственная автобиографическая повесть С.П.Щипачёва – «Берёзовый сок».

Впервые она была опубликована в январском журнале «Новый мир». А исток прозаического творчества Щипачёва начался ещё до войны. Алексей Толстой в письме к Степану Петровичу спрашивал поэта:

«Пишете ли Вы прозу? Мне кажется, Вы должны писать, очень бы хотелось с ней познакомиться, если это так…»

Не тогда ли появилась эта короткая запись: «Когда-то мать рассказывала мне, что родился я в глухую декабрьскую*** ночь в чёрной бане, врытой в берег реки Полднёвки. Бушевал буран. Я представил себе. Люди несут в избу тёплый живой комочек, укутанный в тряпки и дырявый мужицкий полушубок. Буран с рёвом налетает на них, силясь задуть только что затеплившуюся жизнь. Люди прикрывают её собой. Прикрыл ли я собой хоть одну человеческую жизнь?»

В 1954 году, впервые после Великой Отечественной войны, поэт приехал на родину в деревню Щипачи. Встретил друзей детства: Тимку и Серёгу – Тимофея Григорьевича и Сергея Кузьмича. Вот только вместо родного дома в Зареке поэт постоял у ямок и бугорков, заросших крапивой. По возвращении в Москву перо неторопливо вывело: «Каким бы ни было детство – пусть даже тяжёлым и горьким – это светлая и милая сердцу пора…»

И вот Щипачёв начал работать над воспоминаниями. Он даже приглашал погостить Тимофея Григорьевича, многое забылось за долгие годы.

Когда Щипачёв завершил работу над повестью, название никак не приходило к нему. Раздумывая над названием, он принял подсказку Льва Озерова, литературоведа и поэта.

Незаметный, проходной эпизод – «Берёзовый сок», в котором старший брат взял Степана по весне рубить дрова. И сладкий берёзовый сок, который впервые попробовал мальчишка, по-особенному осветил всю повесть. Так и родилось название «Берёзовый сок».

Книгу заметили: в Москве и на Урале она в скором времени вышла отдельными изданиями. Её читают и до сих пор.

В книге «Берёзовый сок» Степан Петрович Щипачёв впервые выступает как прозаик. Он описывает в ней свое детство: жизнь мальчика, родившегося на пороге XX века, в 1899 году, в глухой зауральской деревушке Щипачи. Из этой деревушки жизнь увела юношу в широкий мир - мир, открывший путь его творчеству. «Берёзовый сок» – правдивая повесть о начале этого пути.

В своей повести автор воспроизводит мир повседневной жизни уральской деревни, где в простой и типичной крестьянской семье рождается, растет и формируется будущий поэт.

В повести «Берёзовый сок» атмосфера народных поверий, легенд обогащает реалистическую картину крестьянского труда и быта, что способствует созданию поэтического сознания юного героя:

«Больше всего любили мы слушать, усевшись где-нибудь между возами, как Балай рассказывал собравшимся мужикам об утопленниках, о русалке, которая живет на мельнице под водяным колесом и в лунные ночи выходят во всем белом из клокочущей пены»

Детям в книге С.Щипачёва отведена чрезвычайно важная роль. Они нередко оказываются добрее взрослых, менее подвержены предрассудкам. А образы взрослых в книге всегда раскрываются для героя в связи с каким-либо событием, в конкретных ситуациях. Среди этих взрослых были люди, которые прививали деревенским ребятишкам любовь к родине, природе, родному языку, народной поэзии (Учительница, Балай, Федор).

Несколько особое место среди них занимает незаурядная личность деревенского выдумщика и охотника, Балая, которого за балагурство и за способность жить не так, как все, деревенское общественное мнение считает колдуном. Народ относится к нему с некоторым трепетом, даже страхом, и в то же время – с завистью, уважением. Так, его непременно приглашают на свадьбы, чтобы он, вдруг обидевшись, не наслал порчу на молодых.

И именно дети, в силу своей проницательности и чистому взгляду на мир, более верно увидели истину. Так дети впервые узнали, поверили, что Балай не колдун.

Правдивый рассказ о детстве – своем и чужом – в повести не звучит в минорной тональности, однако в душе читателя вызывает нередко ощущение боли, которую в то же время накрывает оптимистическим настроем книги:

«Как только солнышко начало пригревать по-весеннему и под окнами освободилась от снега черная сырая земля, удержать меня в избе было невозможно. Я босиком выбегал за ворота, усаживался на завалинку и подставлял лицо теплому солнцу... Звенели первые ручьи, неся в себе навозную жижу и небесную голубизну. От воды и ветра, от снега и студеной весенней земли ноги у меня вовсе становились черными и покрытыми сплошными трещинками – «цыпками».

В преподнесении боли и оптимизма, как одно целое, Щипачёв оторвался от земли на то время. Распустил крылья - их что-то топтало, а он снова их растил. Его повесть «Берёзовый сок» имеет несокрушимый стержень, всю душу поэта.

Поначалу довольно беззаботная картина «детского мира» постепенно нарушается разного рода контрастами – «взрослого».

В обычных крестьянских семьях денег было не так много и детей часто отправляли работать на другие семьи. Так, в один прекрасный момент за Щипачёвым приехал Матвей Данилович. Там, в деревне Филатово, он работал, но самое главное духовно развивался, читал книги, оставленные младшим братом Матвея Даниловича – Семёном.

Вся жизнь Степана Щипачёва была насыщена выбором пути, человека, действий. Зачастую выбрать было сложно, ведь он многого не понимал и не знал. А слова Анисы его запутали, но не поменяли мнения о матери:

«Маменька то бросила тебя, сиротинку... – начала было Анисья жалостливо и даже утерла глаза краешком запона, но сразу куда-то заторопилась…»

Зависть, жадность, меркантильные цели ждали его и в новой семье матери. Сначала все относились к нему хорошо, но беда пришла неожиданно:

«– Туфельками попрекнул... – долетели до меня слова Катерины. – Сначала попреки, а потом из дому выживут, Степке всё отдадут. Я лежал, боясь шевельнуться.

– Не отдадут – он тяте не родной, – шептал Федор.

– А ты Прасковье неродной. Вот и квиты, – продолжала сердито шептать Катерина. – У такого тихони, как ты, последние штаны отберут – ты и слова не скажешь!»

Тут Щипачёв понял, что и здесь житья ему не будет, и решил с другими жителями деревни отправиться на асбестовские прииски.

Позже в наиболее тяжелые этапы жизни Щипачёва, на асбестовских приисках, он испытывает силу настоящей дружбы. Старшие ребята помогают ему выдержать все тяготы, разобраться в людях. Однажды главный герой повести во время работы на прииске получает резкое наставление от старших товарищей Фролки и Павла за то, что он дразнил татарских ребятишек.

Ярко и динамично показано в книге участие ребят в забастовке. Да, эта забастовка послужила сплочению, развитию межличностных отношений между людьми.

Социальному взрослению главного героя уделено внимание и в автобиографических стихах С.Щипачёва. В ключевых строках стихов намечена одна из важнейших тем автобиографической книги – судьба истории и детей. Ведь детство героя приходится на первое десятилетие XX века - период классовых битв, Первой мировой войны. А так далеко, казалось бы, была от путей истории небольшая уральская деревня, однако и её коснулись многие важнейшие процессы эпохи – усиленная капитализация русской деревни, расслоение крестьянства. И книга С.Щипачёва отличается конкретностью и простотой отражения социально-политических и духовно-нравственных противоречий.

Всё произведение читается на одном дыхании, меня оно захватило уже с первых строк:

«Каким бы ни было детство – пусть даже тяжёлым и горьким, – это светлая и милая сердцу пора»

В них не надо искать глубокого смысла, Щипачёв чётко и ясно показал, о чём будет его произведение, что для него главное в жизни. Простота и прозрачность, выраженные большим употреблением частиц, разговорными словами (в основном деревенскими), может показаться скучной, но на протяжении всего произведения каждая глава, каждое слово — это отдельная история, отдельное воспоминание и отдельный смысл. Что явно показывает нам автора как человека простого, но с глубоким душевным стержнем.

Всё произведение «Берёзовый сок» написано на языке повседневных, прошлых переживаниях.

«Мать часто говорила с братом о каких-то пахотных: «надо съездить к пахотному», «попросить у пахотного». После я узнал, что пахотными называли богатых мужиков, откупавших на несколько лет наделы у тех, кто не в силах был их засеять» – в этих строках мы можем увидеть нотку презрения, недовольства.

«Всей семьей потом отрабатывали мы за эти полтора пуда муки в самые горячие страдные дни, когда свой хлеб осыпался несжатый» – здесь же мы видим разочарование, чувство несправедливости.

«Я не знаю, как это получилось, но, когда я положил две буквы рядом: сначала "м", а потом "а", с губ как бы само сорвалось: "Ма". Две буквы слились в один звук. К этим буквам я прибавил еще две такие же и раздельно прочитал: "Ма-ма". От радости у меня, должно быть, блестели глаза. "Ма-ма", - повторил я еще несколько раз и уже совсем легко стал складывать другие слова» – в этих строках видны гордость, вера в себя.

«Сердце у меня заныло. Было трудно сразу поверить, что вот сейчас хозяин увезет меня в чужую деревню, что к амбару Ефима играть с ребятами в бабки я не вернусь и в школу завтра Серега и Гришка пойдут без меня» – в данных строчках мы видим расстройство, удивление, досаду.

Для полного описания, подачи второстепенных героев, Щипачёв использует метафоры:

«борода жиденькая»; «сердце заныло»; «бился над задачей»; «мороз пробирал»; «баки брызнули»

сравнения:

«как жеребцы»; «как молодой петух»

фразеологические обороты:

«запало в душу»

архаизмы:

«ежли»; «десятинки»; «прощевайте»; «борноволоки»; «проглызенка»; «понужаешь»; «глико»; «робить»; «лопоть»; «обутки»; «гульная(лошадь)»; «панок»; «попужать»; «лонись».

За всю жизнь Степан Щипачёв написал много разных, уникальных произведений, и всегда он оставался верен Уралу. Написав повесть «Берёзовый сок», Щипачёв показал нам, что он не только прекрасный писатель, но и боец за жизнь, настоящую и грядущую. Об этом свидетельствует нам первая, запомнившаяся на всю жизнь, автобиографическая повесть «Берёзовый сок».

 

 

12. Дёмина Алиса Юрьевна,
      ученица 7 "А" класса
      МОУ СОШ №1

КРАСНЫЙ ГАЛСТУК

Передо мной лежит книга. В красивой зелёной обложке с золотыми берёзами, и на ней написано белыми большими буквами: «Степан Щипачёв». Открываю книгу, начинаю читать…

Поэт   родился и жил на Урале во времена СССР. Его детство прошло в деревне Щипачи, а юность пришлась на тяжёлые годы гражданской войны и революции. Щипачев воевал в рядах Красной армии. Когда удавалось найти свободную минутку, поэт писал стихи о любви, о природе, об Урале… В мирное время работал преподавателем, редактировал журнал «Красноармеец»

Но вот когда нацистская Германия напала на нашу страну, поэту вновь пришлось надеть шинель. Уже 24 июня 1941 года в числе добровольцев он ушёл на фронт. В перерыве между боями он писал стихи, теперь они были не только про любовь и природу, но еще и про войну.

Я дальше перелистываю страницы книги, и в глаза мне бросается название стихотворения «Пионерский галстук». Не тот ли это галстук, что в СССР носили все дети? Мне стало интересно и, прочитав это стихотворение, я начала искать информацию про пионерию. Раньше каждый пионер знал это стихотворение. Оно написано в 1942 году. Я думаю, что оно было своеобразной клятвой пионера. Действительно, при вступлении в пионеры дети давали клятву. Текст клятвы менялся с годами, но всегда в нем присутствовали фразы: «честное слово», «буду помогать», «обещаю», «клянусь»… Здорово!!! Это было хорошее воспитание добрых качеств. Вот и в стихотворении «Красный галстук» поэт просит, призывает к тому, что, когда повяжешь галстук, БЕРЕГИ его: ведь он одного цвета со знаменем.

Под красным знаменем в бой идут бойцы, он гордо развевается на флагштоках. Когда ты пионер, ты носишь не просто галстук, а маленькое знамя большой страны, а значит, не имеешь права на трусость, ложь и предательство. И ведь действительно быть пионером - это значит, что твоя духовная жизнь полна волнений и тревог, а в то время ещё и опасностей, потому что пионеры иногда погибали за своё отечество. И Степан Щипачёв использует меткую метафору, чтобы сказать нам об этом.

«Как повяжешь галстук,
Ты - светлей лицом
На скольких ребятах
Он пробит свинцом!»
 
Пионерский галстук был символом счастливого и героического детства для всех, кто рос во времена СССР
"Как повяжешь галстук, береги его".
Он пробит свинцом!.."
 

Текст переполнен энергией. Он мажорный. Выучишь такие слова, и они войдут в твоё сердце на всю жизнь. Степан Щипачёв понимал значение громкого, призывного слога и, можно сказать, добавил клятву пионера в свой текст.

Лично мне очень понравилось это стихотворение, оно патриотичное и сразу вспоминаются старые советские фотографии и фильмы. СССР был частью истории России и останется таковым. Степан Щипачёв хотел, чтобы дети росли патриотами своей страны.

 

 

13. Мухутдинова Алсу Эльфировна,
      ученица 8 класса
      МАОУ "Коменская СОШ"
 
 
 

Эссе «МОЕ ЛЮБИМОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ ПОЭТА СТЕПАНА ЩИПАЧЕВА»

Февраль - месяц многих знаменательных дат, посвященных военным событиям. Я много читаю о военных годах, пишу сочинения и стихи, посвященные героям военных лет, на уроках нам показывают фильмы, в школе проходят встречи с людьми военных профессий. Для меня это важно и интересно, мне хочется отдать дань памяти павшим героям.

Взяв в руки томик стихотворений нашего поэта – земляка Степана Щипачева, прошедшего Великую Отечественную войну, я прониклась именно «военными» стихотворениями. Из всех произведений Степана Щипачёва больше всего мне запомнилось стихотворение "Павшим". Оно посвящено, героям, которые отдали свои жизни ради того, чтобы мы с вами жили спокойно, мирно и счастливо. В своем стихотворении поэт подчеркивает, что именно благодаря нашим защитникам Отечества мы с вами на сегодняшний день живем под мирным небом, что он сам смог вернуться домой живым:

Но там упал ровесник мой.
Когда б не он, как знать,
Вернулся ли бы я домой
Обнять старуху мать.
 

Ведь действительно, кто знает,  что могло бы быть с нами сейчас? Возможно, нас бы вовсе не было, и я не писала сейчас этих строк. Подумаешь об этом, и становится страшно. Степан Щипачёв смог передать те чувства, то настроение, которые испытывали солдаты в те страшные годы войны. Еды было мало, но наши бойцы отдавали свой последний кусок гражданским, а сами, голодные, продолжали бой. Эту страшную бытовую сторону войны также описывает Щипачёв. И я считаю, что это достойно того, чтобы мы помнили всех и каждом и гордились ими.

В своём стихотворении Степан Щипачёв призывает нас никогда не забывать подвиги, совершенные нашими солдатами. Когда я увидела название стихотворения, мне захотелось его прочитать. Это говорит о том, что поэт дает своим произведениям такие простые и емкие названия, что читатель сразу может догадаться, о чём пойдет речь, возникает желание понять мысли автора об этом. Читая "Павшим", я ощутила чувство гордости за героев, которые склонили головы, отстаивая честь нашей Родины. Степан Щипачёв пишет, что мы невозможно назвать имена всех тех, кто участвовал в той войне, но для него все стали родней, потому что вместе шли этот путь. Эта мысль звучит в стихотворении рефреном в начале и в конце стихотворения, создавая кольцевую композицию:

Пусть всех имен не назову,
нет кровнее родни.
Не потому ли я живу,
что умерли они?

Мы должны гордиться всеми, кто не вернулся, и теми, кто смог вернуться живым. Именно в них живая память о пережитом:

Я сам воочию смерть видал.
Шел от воронок дым;
горячим запахом металл
запомнился живым.
 

В этих строчках Щипачев говорит нам о том, что нет такого солдата, который не помнит те страх и боль, которые они испытали. Самое страшное на войне – смерть детей. Но война не знает жалости, ей безразличны пол и возраст, она уничтожает всех. Вопреки всему даже дети проявляли стойкость и героизм:

Молчал на пытках Кошевой
в свои шестнадцать лет.
 

Щипачеву удалось передать все мужество, доблесть, физическую и нравственную стойкость наших русских солдат, тех, кто подарил нам жизнь. Словами «в бою», «под свист и вой» он передает громкий плач испугавшихся людей, выстрелы, грохот, обвалы зданий, взрывы бомб и гранат.

Стихотворение достаточно большое по объему, как будто автору так много хочется сказать, передать все то, что накопилось в душе. И кажется, что и этого мало. Но в то же время каждая мысль четкая, ясная, емкая, бьющая в самое сердце, заставляет его сжиматься от горечи. Хочется отметить выразительные средства, помогающие создать проникновенное настроение стихотворения. Это и емкие, выразительные эпитеты: «тоскливая строка», «горячий запах». Трагизм пережитого, сожаления о погибших заключено в коротких предложениях, основанных на приеме градации: «Живу. Дышу. Пою». Гипербола «Весь под ногами шар земной» передает масштабность происходящего и пережитого.

Все стихотворение пронизывает красной нитью мотив памяти. Лирический герой помнит все, к этому призывает и нас, людей мира. Память – это как «Вечный огонь» в честь павших солдат. Главная идея стихотворения состоит в том, что герою хочется быть достойным этой великой жертвы, ведь сам он не раз случайно уходил от смерти. И быть достойным не только своим творчеством, но и самой жизнью:

Чем им обязан - знаю я.
И пусть не только стих,
достойна будет жизнь моя
солдатской смерти их.
 

Мне очень нравится всё творчество Степана Щипачёва. Он удивительный поэт, но это стихотворение осталось у меня глубоко в душе. И правда, мы должны быть достойны каждого погибшего солдата, заботиться о ветеранах, чтить и уважать их старость и их подвиг, передавать последующим поколениям знания о войне и память о ее героях, воспитывать в себе честность, храбрость, верность, любовь к родине и природе. Этим мы и будем проявлять свою благодарность за мирную жизнь в свободной стране.

  

(Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии»)

В трогательной повести Степана Щипачёва «Берёзовый сок» о деревенском уральском детстве, которая нежно и медленно льется, как это чуть горьковато-сладкое материнское молоко природы по деревянной ложбинке к детским губам, есть такие строки о рано ушедшем отце: «В сильном гневе у него – слыхал от матери – так вздувались жилы на шее, что пуговицы отлетали».

То же самое произошло со Степаном Петровичем в 1960 году, когда я пришел к нему в кабинет председателя президиума Московской писательской организации и рассказал, как меня уже третий раз подряд чья-то неведомая рука вычеркивает из списка на туристическую поездку за границу, начавшую со скрипом, понемножку, но все-таки открываться. Он побагровел, рука его рванулась к вороту, так что пуговица, вырванная с мясом, шлепнулась на какие-то официальные бумажки, и голос у него дрожал и прерывался.

– Вы вот что, Женя… сидите здесь… никуда не уходите и ждите меня…

Он вышел, и я услышал, как в приемной он сказал:

– Я в МГК.

– Сейчас вызову машину, – встрепенулась секретарша.

– Я пойду пешком… – возразил Щипачёв. – Мне нужно успокоиться…

Потом она мне рассказала, что он действительно пошел пешком по тротуару, но машина все-таки ползла рядом, не теряя его из виду.

Он вернулся часа через полтора.

– Завтра вас ждут в МГК, – сказал он. – Позвоните по этому телефону.

На следующий день в горкоме мне не очень приветливо, но с несколько испуганной вежливостью предложили перечень заграничных поездок на выбор. Я выбрал самую близкую, через несколько дней, чтобы не передумали, – в Болгарию и Румынию.

Много лет спустя один бывший работник Московского горкома партии рассказал мне, как к нему буквально ворвался Щипачёв и трясущимися от волнения руками положил на стол свой партийный билет, в котором стояла дата вступления в партию: 1919 год.

– Что вы делаете с нашими детьми, ради которых мы сражались за революцию? Как вы можете у них отнимать возможность увидеть мир?

Сам Степан Петрович никогда мне не сказал об этом ни слова.

Вспоминают, как Горький плакал, слушая стихи, казалось бы, совсем далеких от него поэтов, – например, Маяковского, который читал ему «Облако в штанах». Над этим сейчас почему-то принято высокомерно посмеиваться. Но любовь Горького к поэзии проявлялась не только в этой, как выражаются нынешние циники, «плаксивости» – многих писателей он спасал от голода и от ЧК, хотя и не всегда это удавалось. Я слёз Горького не видел, но помню слезы Щипачёва, светившегося и васильковыми глазами, и воздушным ореолом чистейшей седины, когда на вечере поэзии он слушал божественную «Некрасивую девочку» не так давно вернувшегося оттуда, куда Макар телят не гонял, Николая Заболоцкого. И знал о поддержке Щипачёвым отсидевшего, но еще не реабилитированного Ярослава Смелякова, писавшего – и где? – за колючей проволокой романтическую «Строгую любовь», увидевшую свет в журнале «Октябрь» всего через два с лишним года после смерти Сталина.

Щипачев, ставший членом редколлегии этого журнала, мудро пригласил заведовать поэтическим отделом доку в нашей профессии Евгения Винокурова и, можно сказать, открыл эру оттепельного расцвета поэзии. Печатая Заболоцкого и Смелякова, он многое сделал, чтобы воскресить имя Леонида Мартынова, казалось бы, навсегда причисленного к изгоям после визгливой статьи «Нам с вами не по пути, Леонид Мартынов!» Веры Инбер, с некоторого времени до смерти напуганной дальним родством с Троцким. Но это было только начало. Щипачев щедро дарил страницы «Октября» только что начавшему печататься фронтовику Борису Слуцкому почти одновременно со стихами 17-летней школьницы Беллы Ахмадулиной, пришедшей в литературу из винокуровского литобъединения при ЗиЛе. Там же появилось мое стихотворение «Третий снег», которое я потом посвятил Степану Петровичу, и, наконец, первая моя поэма «Станция Зима», которую разнесла в пух и прах официальная критика, но зато поэму вовсю читали. И вскоре она была выпущена мощным английским издательством «Пингвин-букс», и меня впервые пригласили прочесть стихи по ту сторону железного занавеса.

Щипачев смело ставил на молодежь. По его инициативе, несмотря на критику в наш адрес, членами президиума Московской писательской организации были избраны Андрей Вознесенский, Василий Аксенов и я. И ему этого не простили. В той же повести «Берёзовый сок» есть описание убийства его отца в родных Щипачах: «Давнишнюю злобу против отца таили бойкие на язык и дружные в драке сыновья старика Трофима, которых так и называли – Трошины… Но верховодили всё же не они, а отец, и стерпеть это Трошины не могли – что он для них? Открыто напасть на отца Трошины не осмеливались – боялись его богатырской силы… Его удалось одному из них заманить в гости… его поджидали, притаившись у плетня, остальные братья с кольями и железными тростями. Набросились сзади. Привезли отца домой всего избитого, перемазанного кровью и землей. «Рубаху на нем я по лоскутку отмачивала…» – рассказывала мать».

С такой же расчетливой жестокостью убирали Степана Петровича из руководства Московской писательской организации. На снятие Щипачёва прибыли такие «Большие Берты» нашей идеологии, как секретарь МГК Кузнецов и первый секретарь правления Союза писателей Константин Федин. Щипачёв был смертельно бледен и неживым голосом зачитал заявление об уходе с поста по собственному желанию. Я сказал, что буду голосовать за это только в том случае, если президиум выразит ему благодарность за его работу.

– Ну зачем это надо?.. – выручая Кузнецова, не получившего «сверху» соответствующей санкции, с увещевающей предательской «интеллигентностью» заговорил Федин, которого еще Юрий Олеша назвал «чучелом орла». – Такая подчеркнутая благодарность будет в какой-то степени даже бестактной, ибо она сама собой подразумевается.

– Самая г-г-главная б-благодарность, она должна быть в сердце, Женя, а не на бумаге… – пожурил меня один частично детский писатель.

Щипачёв, униженный всей этой торговлей, бросился к двери:

– Простите, мне дурно…

– Как вы себя ведете, вы же убиваете Степана Петровича! – с дешевой театральностью воскликнул Федин, когда-то без зазрения совести предавший Пастернака.

У Щипачёва были и зашоренность, и заблуждения, свойственные людям его биографии, и мне легче далась бы эта статья, если бы у него не было поэмы о Павлике Морозове. Но его отличие от Алексея Суркова в том, что Сурков воспламенялся только тогда, когда прорабатывал кого-нибудь, и становился скучным, вялым, если кого-нибудь приходилось хвалить, а Щипачёв был открыт для радости за других поэтов и, если партийная принадлежность предписывала ему ненависть, всячески от нее уклонялся.

Ведь даже стихотворение о насильственном присоединении земель по сговору с Риббентропом, пожалуй, скорее инстинктивно, чем осознанно, получилось никаким не триумфальным, а смертельно грустным, сочувственным к этим вроде бы каменным польским мадоннам.

Никто не воздерживался столько раз при позорных голосованиях, как Щипачёв. А это в то время было риском.

Он, и перешагнув за три четверти века, писал: «Не думайте, я в бодрячка не играю. Всё знаю – иду у обрыва по краю». Но жаль, что это «всё», что знал он, да и многие другие, так и не вышло, как говорят шахтеры, «на дневную поверхность». И вряд ли выйдет. Помешал подкожный страх, оставшийся от времен, когда каждый чувствовал, что «Черное дуло искало / белое пятнышко между ушей». И все-таки что-то не удержалось, выразилось…

Как-то еще подростком я в разговоре довольно-таки небрежно отозвался о стихах Щипачева. В ответ тогдашний замредактора «Советского спорта» Эммануил Борисович Вишняков, вообще-то человек довольно скептический, постоянно призывавший меня «не обольщаться», вдруг процитировал: «…твоими ненасытными глазами / природа восхищается собой» и спросил: «Женя, а чьи это строчки?» Я, не раздумывая, ответил: «Ну, конечно, не Щипачёва… Похоже на Пастернака… Тютчева… хотя что-то не припомню». А это как раз был Щипачёв.

Совсем недавно я снова попался, когда мне кто-то подкинул на отгадывание четыре строчки: «Полями девушка пойдет босая. / Я встрепенусь, превозмогая тлен, / горячей пылью ног ее касаясь, / ромашкою пропахших до колен». Я помнил эти строки и почти уверенно сказал, что это Багрицкий. И был наказан. Это тоже Щипачев. И мне до сих пор нравятся своей чистотой его стихи: «Любовь с хорошей песней схожа, / а песню не легко сложить». И я этого вовсе не стесняюсь.

Он не был большим поэтом, но у него было большое сердце.

Взаимоотношения поколений в поэзии должны быть такими, как взаимоотношения мальчика Степы и его матери Парасковьи на вязке снопов, описанные всё в той же повести «Берёзовый сок». «Скоро на колючем жнивье появилось два снопа: тяжелый и тугой, завязанный матерью, и мой, полегче и послабее». Но и мать, и отец будут еще счастливей, если сноп сына окажется и потуже, и потяжелей.

17034

17035

Писатель и журналист Дмитрий Шеваров известен всероссийскому читателю как постоянный ведущий рубрики «Дневник поэзии» в «Российской газете» и «Календарь поэзии» на сайте газеты – pg.ru/plus/poezia, по публикациям в «Комсомольской правде», журналах «Новый мир», «Урал», «Смена», «Дружба народов», «Знамя», как автор книг, последняя из которых «Двенадцать поэтов 1812 года» вышла в знаменитой серии ЖЗЛ, лауреат многих премий. 

 ИЗ ПЕРЕПИСКИ:

Добрый день, Дмитрий Геннадьевич! 

Я люблю читать Ваши статьи и эссе о русских поэтах и после чтения всё порываюсь написать Вам. И вот, прочитав в «Российской газете» о Ксении Некрасовой, пишу Вам с благодарностью за эти светлые строки памяти. Какая добрая мысль о поэте Ксении и Ксении Петербургской! В 2012 году я побывала на кладбище Донского монастыря и поклонилась праху нашей Ксении. В апреле прошлого года в Дневнике Валентины Николаевны Щипачёвой, который она вела после смерти Степана Щипачёва, я прочитала её запись от 8 августа 1980 года: «Вчера было полгода, как нет Степана. Были у нас мама (мама Валентины Николаевны) из Таллина, Виктор с семьёй (Виктор Степанович Щипачёв – сын С.П. Щипачёва и Елены Викторовны Златовой – мои примечания), Л.Е. Рубинштейн и С.М. Хитарова…»

Далее Валентина Николаевна пишет о том, что Лев Евгеньевич возглавляет комиссию по наследию Ксении Некрасовой, помог её сыну с проблемами в институте, и тот окончил его. Потом дословно слова Евгения Львовича: «Если бы Степан Петрович не протянул руку помощи Ксении Некрасовой, не было бы её как поэта сейчас». В архиве Литературного музея Степана Щипачёва в Богдановиче есть черновик статьи о Ксении Некрасовой для «Литературной России» и вырезка статьи из газеты.

Степан Петрович вспоминает о том, как трудно было в 50-е годы продвинуть в издательство книжечку стихов «Ночь на баштане». Это первая   и единственная прижизненная книга стихов Ксении: редактором книги был Степан Щипачёв.

Елена Златова, жена Щипачёва, привела Ксению Некрасову на квартиру в Лаврушинский переулок. Бездомная Ксения жила у них до той поры, пока Степан Щипачёв не выхлопотал ей проживание в Доме творчества, а потом и комнату в Москве. Степан Щипачёв ценил её великий талант поэта, а благодарная Ксения Александровна посвятила стихотворение   Щипачёву:

Вы прячете доброе сердце

в застёгнутый наглухо

чёрный пиджак,  -

и вдруг при взгляде на стихи

чуть розовеет бледное лицо,

 так при огне просвечивает

 алым

задумчивое

зимнее

окно.

Такие посвящения пишут от большой любви и благодарности!

Стихи Ксении Некрасовой я полюбила всем сердцем, прочитав их в книге, которую составил Лев Рубинштейн и оформил прекрасно В.В. Медведев в 1973 году. Я берегу её, хотя от времени и частого тогда обращения, она рассыпается. Работая библиотекарем в те годы, я собирала вырезки из периодики о Ксении Некрасовой.

Побывала не однажды и в Ирбитах Вершинах и в Знаменке, и в городе Ирбите, сфотографировала здание техникума.

В год 100-летия Ксении Некрасовой у нас в музее экспонировалась хорошая выставка, состоялся литературный вечер достойный её светлой памяти. Потом целый месяц я рассказывала о ней и читала её стихи школьникам.

В Москве, в литературном архиве, я  до слёз разволновалась над её рукописями и привезла  домой, на Урал,  несколько ксерокопий.
Изданная в Екатеринбурге Банком культурной информации книга стихов «На нашем белом свете» Ксении Некрасовой и воспоминаний о ней, составленные с огромной любовью  Леонидом Петровичем Быковым – это венок Ксении от её родной земли.

Вам за память о Ксении – низкий поклон! А будете в Екатеринбурге, приглашаю вас навестить в Богдановиче музей Степана Щипачёва. Мы с радостью встретим Вас. У нас обычно собирается 30-40 человек. С уважением, Антонина

Михайловна Хлыстикова, директор музея. 1 марта 2017г.

 

- Дорогая Антонина Михайловна! Сердечно благодарю Вас за письмо и добрые слова!

Очень рад, что газете приходит в Ваш город и моя рубрика Вам знакома.

Да, Ксения Некрасова многим обязана Щипачеву, но об этом немногие знают. Больше известна история с Фальком.

Книгу, составленную Леонидом Петровичем Быковым (моим университетским педагогом) я, конечно, знаю.

А о Вашем музее я много доброго слышал от моей мамы, Зоряны Леонидовны Рымаренко, которая много лет была редактором литературно-драматической редакции Свердловского телевидения. Я был еще подростком, когда она познакомила меня с судьбой и творчеством Ксении Некрасовой. Тот снимок молоденькой Ксении, что опубликован в газете, маме когда-то прислала из Ирбита одноклассница Ксении. Это большой групповой снимок. Мама просила передать Вам поклон.  С самыми добрыми весенними пожеланиями и искренней благодарностью - Ваш Дм. Шеваров

 

- Добрый вечер, Дмитрий Геннадьевич! Спасибо за весточку. Я помню Вашу маму и храню её письма: она приглашала меня выступить в телевизионной программе, я тогда очень смущена была её предложением, стеснялась сильно. Передайте Зоряне Леонидовне мои самые искренние пожелания здоровья и радости. С уважением, Антонина М.

- ...Уже позвонил маме и передал Ваши приветы! Она очень рада и просила передать поклон. Спасибо!

ОТЗЫВ НА ИЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ:

Галина Великовская

«Живое слово Урала»

Антонина Михайловна Хлыстикова, директор Литературного музея Степана Щипачёва

В первое десятилетие после октябрьской революции государством поддерживался энтузиазм собирателей фольклора на местах. Во многих сёлах и деревнях к работе по записыванию сказок, быличек, частушек включались учителя, агрономы, школьники, простые колхозники. Поощрялось сочинительство текстов о новой жизни. Частушки сочинялись и распевались в деревнях, становясь своеобразной агитационной акцией. Частушки на тему выборов из книги «Живое слово Урала», распевавшиеся в Куртамыше (Курганская обл.) в те далёкие годы спустя 90 лет не утратили актуальности: суть их соответствует сегодняшнему дню. Власть над ресурсами, деньгами, людьми во все времена притягательна, её добиваются и сегодня с самыми разными намерениями:  

Перевыборы в Совет –

Музыка нелёгкая,

Шилом лезет мироед –

Прощелыга ловкая.

 Слушай, тятька, слушай, мамка,

Слушайте внимательно:

Вам на выборы идти

Нужно обязательно.

 Несказанно хороши частушки про любовь, про Красную армию, пионерские частушки.  Здесь есть золотники народной мудрости, выразительности и красоты.

В Красну армию сбирался,

 Мне наказывал отец:

Не заслужишь красный орден,

 Не ходи домой, подлец.

 Я вчера на вечеру

Целовал не зная чью,

То ли в кофте розовой,

То ли  пень берёзовый.

 Пионеры-малыши

В барабаны бухают.

Стары бабы на печи

Охают, да ухают.

А вот частушки антирелигиозного содержания вызывают у меня чувство страха.

Батя варит самогон,

Чтоб залить кручину.

Сын добрался до икон,

Щиплет на лучину.

Я на бочке сижу,

Ножки свесила.

Мы без бога стали жить

Больно весело.

Сочинивший эти частушки не боялся греха, но расплата за содеянное не миновала: погибла цивилизация народной жизни, её уклад, неписанные правила чести и бытия. Мы ещё долго будем за это святотатство расплачиваться. Записи учителя из Куртамыша Курганской области Василия Михайловича Калашникова ценны ещё и тем, что сделан разбор содержания текстов.

 Записи Дёмина, его четыре послания в Москву в Государственный литературный музей: его сказки, рассказ, анекдот, автобиография заканчиваются всегда настойчивым ожиданием ответа.

Особенно последнее: …Хочу узнать, будут ли мои произведения напечатаны ети два. И ранее писаные сказки и рассказы (далее перечисляет отправленное)

И в конце: Прошу мне сообщить, уважаемая товарищ мине.

 С приветом к вам, Дёмин Василий Ильич. Отправлено сентября 2-го 1952 года.

Его послание из прошлого спустя 65 лет услышано. Ему долго пришлось его ждать, но он дождался. Материалы книги «Живое слово Урала», её явление подвигают нас сегодня, уже в другом веке, внимательнее относиться к народному сочинительству.

Во времена перестройки выплеснулось огромное количество протестных, сатирических частушек, стихотворений, басен, выразительных поговорок.

И сегодня народ не дремлет: высказывает наболевшее, всё, что волнует, возмущает и радует.  Люди записывают, сочиняют и сами издают: в этих текстах зёрна мудрости и отражение лика новой эпохи.

Галина Гузь, учитель литературы, ветеран педагогического труда

Начиная знакомство со сборником фольклорных произведений Уральского края, мною были определены основные направления, в связи с которыми будут рассматриваться, анализироваться представленные в нём произведения.

Подробнее...

Василий ДЁМИН                                                                                                                          Автобиография

Родился я в селе Коркино Туринского района Свердловской области в 1894 году апреля 23-го, где и до сих пор проживаю. Родители мои Илья Потапович, отец, и мать, Арина Дмитриевна, были бедняки. Семья состояла из восьми человек, нас было детей 5 человек, да еще была бабушка. Земли отец имел 2 десятины. Лошади не было. Вся семья работала летом у кулаков по найму. Я сам очень рано узнал тяжелый труд. В девять лет я уже был отдан кулаку в бороноволоки, где не только боронил, но и детей нянчил. И другие всякие работы по хозяйству выполнял не по силам.
Учиться было охота, но в силу бедности не пришлось. Кой-как 2 зимы проходил в школу, на этом закончил образование. И, значит, таким путем батрачил до 1914 года, когда в июле 1914 года возникла 1я империалистическая война. Ая в 1915г. феврале был призван в николаевскую армию, где поучили месяц в городе Омске и отправили на фронт в действующую армию, где и зачислили в 11й стрелковый полк, 1я рота в качестве рядового. Через 2 месяца в Галиции получил ранение, после чего угодил в госпиталь в город Хорков. Лечился полгода, а потом был уволен в бессрочный.

Подробнее...

picsobr01  picsobr02

Эти фотографии в 1994 г. и в 2003 году мне подарил Игорь Георгиевич Балахнин (21.09.1923г. – 01.09.2005г.), который жил в Богдановиче и работал на огнеупорном заводе. Когда был создан в Свердловске институт огнеупоров – руководил лабораторией. На пенсию вышел, работая в Богдановиче – в Восточных электросетях.
Его мать - Александра Степановна Балахнина родилась в г. Камышлове. Училась в женской гимназии Камышлова, образование продолжила в Санкт-Петербурге, училась на средства Альфонса Фомича Поклевского-Козелла.

Подробнее...

Материал подготовлен для IX Потоскуевских чтений «Нематериальная культура крестьянства в музейном измерении», конференция состоялась 25-26 сентября 2014 года в Коптеловском музее истории земледелия и быта крестьян
«РАНО, ПТАШЕЧКА, ЗАПЕЛА…»
(Песни, потешки, пословицы, поговорки, бывальщины в просветительских программах
Литературного музея Степана Щипачёва)

Мне посчастливилось встречаться, общаться в 80-е годы прошлого столетия с деревенскими жителями, настоящими носителями уральского говора, песельницами, знатоками деревенского уклада жизни.
Меня интересовали бывшие жители деревни Щипачи Камышловского уезда Пермской губернии (ныне - Свердловская область, городской округ Богданович).
В деревне Щипачи в конце ХIХ века родился будущий известный советский поэт Степан Щипачёв.
Истоки его поэтического дарования я видела и в живописных окрестностях Щипачей, слышала в воспоминаниях жителей деревни, в их пословицах, поговорках, присловьях, песнях, обычаях.
В Щипачах, летом 1985 года, когда я первый раз там побывала, стояло десять усадеб и в них проживали четырнадцать жителей. А когда-то это была большая деревня, в ней насчитывалось более трёхсот дворов, дети учились в церковноприходской школе, в деревне было две часовни, мельница и торговая лавка.
С Анной Никитичной Судаковой я встретилась в селе Волковском. Деревню Щипачи и село Волковское в былые годы разделяли только полторы версты. Она родилась в Щипачах, и в её душе жила и цвела родная деревня.
- В Щипачах у кажного полисадник был: сирень, черёмуха. Деревня красивая, не сравнить с Волково, чистая, дорожки пещаные. Колокольщики прямо в деревне свели, незабудки – сорощьи глазки, сон Пресвятой Девы Марии (так в Щипачах полевая гвоздичка называлась). Утром выйдешь за ворота, из гарей светами пахнет. А ягод всяких на угорах и в лесу сколь было-о!
В Щипачах народ мирный, спокойный, в согласии жили. Увижу сичас ково, как свой да родной. Пели много – и на работу, и с работы с песнями. Гармонь: поём, пляшем, поиграем в «Монаха» или в «Мил сусед» - мил тебе, целуй при мне. В номера ещё играли: девка к парню на колени садится, номер загадывали. Номер выкрикивают, забудешься – и ремнём ожгут.
А на Серебряной Елани до самой Бурлацкой дороги (ст. Пышминская) пшениса жёлтая, хлеб вкусный, все старались с Елани хлеб печь. А вот с Кулишек да с угоров за мысами – там пшениса темнее была и родилась худо.

Подробнее...

Материал подготовлен для Второй научной конференции «П. П. Бажов в меняющемся мире», приуроченной к 135-летию со дня рождения писателя (конференция состоялась 13-14 февраля 2014 года в Екатеринбурге в Литературном музее писателей Урала)

Венчание уральского Гомера
(Жизнь и творчество П.П. Бажова: новые факты и подходы к изучению)

Моё сообщение посвящено самому заветному событию в духовной жизни Павла Петровича Бажова.
В 1911 году, 3 июля (16 июля по новому стилю), преподаватель Екатеринбургского епархиального женского училища Павел Петрович Бажов обвенчался с выпускницей этого же училища Валентиной Александровной Иваницкой.
Венчание состоялось в селе Кашинском, Камышловского уезда Пермской губернии, в Кашинской Николаевской церкви. В советское время - село Кашино, а теперь деревня Кашина, которая расположена на территории городского округа Богданович, Свердловской области в 100 с небольшим километрах от Екатеринбурга (в сторону Тюмени).

Когда отмечался 100-летний юбилей П.П. Бажова, сотрудники нашего городского ЗАГСа нашли уникальный документ, касающийся жизни писателя. Это была Метрическая книга Кашинской Николаевской церкви Камышловского уезда Пермской губернии за 1911 год, хранившаяся в ЗАГСе. В книге была найдена запись о бракосочетании П.П. Бажова.
Сотрудники ЗАГСа позвонили в редакцию городской газеты «Знамя коммуны», (современное название «Народное слово»), и журналист Михаил Дёмин написал статью «Тропинки Данилы мастера». Статья была опубликована 11 января 1979 года. Теперь эта Метрическая книга передана в Свердловский Государственный архив, на Вайнера 17, фонд № 6, опись 16, книга 32.
Запись за № 31 от 3 июля 1911 года гласит:
«Преподаватель екатеринбургского епархиального училища П.П. Бажов, православный, 32-х лет, первым браком обвенчан с псаломщицкой дочерью, девицей Валентиной Александровной Иваницкой 19 лет.
При свидетелях со стороны жениха: сын священника Андриянов и преподаватель училища Далматов.
Со стороны невесты: дьякон Вилосов и сын священника Романов.
Чин бракосочетания исполнен священником Евлампием Бирюковым»

Подробнее...