Исследования и находки

1. Великовская Галина Викторовна,

ведущий научный сотрудник

научно-просветительского и методического отдела

Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля

Москва

О чём позаботился  Степан Щипачёв

Обзор рукописного фонда писателя


  О том,  кто такой Щипачёв и как он воспринимался читателем-современником, лучше всего рассказать словами из писем этих читателей.  
«Я очень люблю Ваши стихи за простоту и в то же время за глубочайшее выражение человеческих чувств по отношению к своим близким сердцу любимым девушкам»1.
«А в дни окопного томленья,
Я мог прочитанным стихом
На лицах вызвать оживленье,
Заставив вспомнить о былом,
А иногда негромким словом
Зажечь сердца на подвиг мог..»2

«Из фронтовой почты» сотни солдат переписали и послали своим жёнам или девушкам»3.

«…сразу же прочёл 1-ю страницу, посвященную матери и про речку Полднёвку. Как это всё понятно мне и похоже на меня самого и на мою деревню»4.

Краткий обзор фонда № 215. 
Из 17 наименований дел 9 передано   Степаном Щипачёвым в 1944 и 1969 годах. Щипачёв сам, с присущей ему скромностью, сформировал свой небольшой фонд.  В него входят автографы и письма.
- Творческие беловые автографы стихотворений: «Поединок» (1941-1942), «Перед боем»  (1942). 
- Машинопись стихотворений с правками: «В то далёкое загляни-ка» (1961), «Доброта», «Лермонтов», «Я всё понимаю, деревья, трава…»,  «Уходит день, становится вчерашним»; 
Сверкает полночная эта краса» /Комментарий. В черновике стихотворения видно, как тщательно работает поэт над словом и над образом. Спокойные описательные строки он заменяет  на строки с глубоким смыслом о своей ответственности за будущее и о том, как он видит это будущее.

Подробнее...

 

                                                                                                                               К 75-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

ВСПОМНИМ ДОРОГИЕ ИМЕНА

Нет, это не заслуга, а удача -
Стать девушке солдатом на войне.
Когда б сложилась жизнь моя иначе, ­
Как в День Победы стыдно было б мне! ..

                                                                                                                                                               Юлия Друнина

     В 2000 году, к 55-летию Победы, Литературный музей Степана Щипачёва издал книгу документов об участницах Великой Отечественной войны. В книге 114 фамилий, 114 судеб. Однообразие дат, событий: родилась в 1923, 1924,1925. Окончила 7 классов, 10 классов, работала в колхозе, на заводе, ушла на войну…
     Презентация книги состоялась в музее. Участницы великих событий неохотно рассказывали о военном лихолетье. Немногих удавалось разговорить: фронтовички унесли с собой в мир иной тяжёлую память о войне. Возвращаясь, некоторые даже скрывали своё военное прошлое.
     Такое было время…
     Несколько историй мне всё же удалось записать.

 

«А я двадцать лет ждала Ваню …»

Подробнее...

(Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии»)

В трогательной повести Степана Щипачёва «Берёзовый сок» о деревенском уральском детстве, которая нежно и медленно льется, как это чуть горьковато-сладкое материнское молоко природы по деревянной ложбинке к детским губам, есть такие строки о рано ушедшем отце: «В сильном гневе у него – слыхал от матери – так вздувались жилы на шее, что пуговицы отлетали».

То же самое произошло со Степаном Петровичем в 1960 году, когда я пришел к нему в кабинет председателя президиума Московской писательской организации и рассказал, как меня уже третий раз подряд чья-то неведомая рука вычеркивает из списка на туристическую поездку за границу, начавшую со скрипом, понемножку, но все-таки открываться. Он побагровел, рука его рванулась к вороту, так что пуговица, вырванная с мясом, шлепнулась на какие-то официальные бумажки, и голос у него дрожал и прерывался.

Подробнее...

17034

17035

Писатель и журналист Дмитрий Шеваров известен всероссийскому читателю как постоянный ведущий рубрики «Дневник поэзии» в «Российской газете» и «Календарь поэзии» на сайте газеты – pg.ru/plus/poezia, по публикациям в «Комсомольской правде», журналах «Новый мир», «Урал», «Смена», «Дружба народов», «Знамя», как автор книг, последняя из которых «Двенадцать поэтов 1812 года» вышла в знаменитой серии ЖЗЛ, лауреат многих премий. 

Подробнее...

ОТЗЫВ НА ИЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ:

Галина Великовская

«Живое слово Урала»

Антонина Михайловна Хлыстикова, директор Литературного музея Степана Щипачёва

В первое десятилетие после октябрьской революции государством поддерживался энтузиазм собирателей фольклора на местах. Во многих сёлах и деревнях к работе по записыванию сказок, быличек, частушек включались учителя, агрономы, школьники, простые колхозники. Поощрялось сочинительство текстов о новой жизни. Частушки сочинялись и распевались в деревнях, становясь своеобразной агитационной акцией. Частушки на тему выборов из книги «Живое слово Урала», распевавшиеся в Куртамыше (Курганская обл.) в те далёкие годы спустя 90 лет не утратили актуальности: суть их соответствует сегодняшнему дню. Власть над ресурсами, деньгами, людьми во все времена притягательна, её добиваются и сегодня с самыми разными намерениями:  

Перевыборы в Совет –

Музыка нелёгкая,

Шилом лезет мироед –

Прощелыга ловкая.

 Слушай, тятька, слушай, мамка,

Слушайте внимательно:

Вам на выборы идти

Нужно обязательно.

 Несказанно хороши частушки про любовь, про Красную армию, пионерские частушки.  Здесь есть золотники народной мудрости, выразительности и красоты.

В Красну армию сбирался,

 Мне наказывал отец:

Не заслужишь красный орден,

 Не ходи домой, подлец.

 Я вчера на вечеру

Целовал не зная чью,

То ли в кофте розовой,

То ли  пень берёзовый.

 Пионеры-малыши

В барабаны бухают.

Стары бабы на печи

Охают, да ухают.

А вот частушки антирелигиозного содержания вызывают у меня чувство страха.

Батя варит самогон,

Чтоб залить кручину.

Сын добрался до икон,

Щиплет на лучину.

Я на бочке сижу,

Ножки свесила.

Мы без бога стали жить

Больно весело.

Сочинивший эти частушки не боялся греха, но расплата за содеянное не миновала: погибла цивилизация народной жизни, её уклад, неписанные правила чести и бытия. Мы ещё долго будем за это святотатство расплачиваться. Записи учителя из Куртамыша Курганской области Василия Михайловича Калашникова ценны ещё и тем, что сделан разбор содержания текстов.

 Записи Дёмина, его четыре послания в Москву в Государственный литературный музей: его сказки, рассказ, анекдот, автобиография заканчиваются всегда настойчивым ожиданием ответа.

Особенно последнее: …Хочу узнать, будут ли мои произведения напечатаны ети два. И ранее писаные сказки и рассказы (далее перечисляет отправленное)

И в конце: Прошу мне сообщить, уважаемая товарищ мине.

 С приветом к вам, Дёмин Василий Ильич. Отправлено сентября 2-го 1952 года.

Его послание из прошлого спустя 65 лет услышано. Ему долго пришлось его ждать, но он дождался. Материалы книги «Живое слово Урала», её явление подвигают нас сегодня, уже в другом веке, внимательнее относиться к народному сочинительству.

Во времена перестройки выплеснулось огромное количество протестных, сатирических частушек, стихотворений, басен, выразительных поговорок.

И сегодня народ не дремлет: высказывает наболевшее, всё, что волнует, возмущает и радует.  Люди записывают, сочиняют и сами издают: в этих текстах зёрна мудрости и отражение лика новой эпохи.

Галина Гузь, учитель литературы, ветеран педагогического труда

Начиная знакомство со сборником фольклорных произведений Уральского края, мною были определены основные направления, в связи с которыми будут рассматриваться, анализироваться представленные в нём произведения.

Подробнее...

Василий ДЁМИН                                                                                                                          Автобиография

Родился я в селе Коркино Туринского района Свердловской области в 1894 году апреля 23-го, где и до сих пор проживаю. Родители мои Илья Потапович, отец, и мать, Арина Дмитриевна, были бедняки. Семья состояла из восьми человек, нас было детей 5 человек, да еще была бабушка. Земли отец имел 2 десятины. Лошади не было. Вся семья работала летом у кулаков по найму. Я сам очень рано узнал тяжелый труд. В девять лет я уже был отдан кулаку в бороноволоки, где не только боронил, но и детей нянчил. И другие всякие работы по хозяйству выполнял не по силам.
Учиться было охота, но в силу бедности не пришлось. Кой-как 2 зимы проходил в школу, на этом закончил образование. И, значит, таким путем батрачил до 1914 года, когда в июле 1914 года возникла 1я империалистическая война. Ая в 1915г. феврале был призван в николаевскую армию, где поучили месяц в городе Омске и отправили на фронт в действующую армию, где и зачислили в 11й стрелковый полк, 1я рота в качестве рядового. Через 2 месяца в Галиции получил ранение, после чего угодил в госпиталь в город Хорков. Лечился полгода, а потом был уволен в бессрочный.

Подробнее...

picsobr01  picsobr02

Эти фотографии в 1994 г. и в 2003 году мне подарил Игорь Георгиевич Балахнин (21.09.1923г. – 01.09.2005г.), который жил в Богдановиче и работал на огнеупорном заводе. Когда был создан в Свердловске институт огнеупоров – руководил лабораторией. На пенсию вышел, работая в Богдановиче – в Восточных электросетях.
Его мать - Александра Степановна Балахнина родилась в г. Камышлове. Училась в женской гимназии Камышлова, образование продолжила в Санкт-Петербурге, училась на средства Альфонса Фомича Поклевского-Козелла.

Подробнее...